Loading...
Изменить размер шрифта - +

   — Но, — продолжает она, — мое приглашение остается в силе. Мы можем воспользоваться твоей помощью здесь, кроме того, я в курсе, как ты относишься к системе фракций…

   — Эвелин, я выбрал Лихачество, — говорит Тобиас.

   — Выбор всегда можно сделать заново.

   — Что дает тебе основание думать, что мне хочется провести жизнь рядом с тобой ? — жестко спрашивает он. Я слышу, что он останавливается, и тоже притормаживаю.

   — Я твоя мать, — отвечает она, и ее голос едва не срывается. Она, оказывается, может быть очень уязвима. — А ты — мой сын.

   — Ты действительно не понимаешь, — говорит он. — Ты и малейшего представления не имеешь, что ты сделала по отношению ко мне.

   Он почти шепчет.

   — Я не хочу вступать в твою жалкую шайку бесфракционников. И хочу выбраться отсюда, и чем скорее, тем лучше.

   — Моя жалкая  шайка вдвое превосходит в численности лихачей, — отвечает Эвелин. — Тебе бы лучше принять ее всерьез. Наши действия могут определить будущее этого города.

   И она перегоняет меня. Ее слова застревают у меня в ушах. Вдвое превосходит в численности лихачей.  Когда их стало так много?

   Тобиас глядит на меня, насупившись.

   — Как давно ты узнал? — спрашиваю я.

   — Около года назад, — отвечает он, приваливаясь к стене и закрывая глаза. — Она отправила зашифрованное послание лихачам. Мне. Назначила встречу в депо. Я пришел, поскольку было любопытно. Встретил ее. Живую. Это не стало счастливым воссоединением, как ты уже могла понять.

   — Почему же она покинула Альтруизм?

   — У нее был роман на стороне, — качая головой, поясняет он. — Ничего странного, с тех пор, как мой отец…

   Он снова качает головой.

   — Ну, скажем так, Маркус обращался с ней ничуть не лучше, чем со мной.

   — И… поэтому ты на нее зол? Потому, что она была неверна ему?

   — Нет, — очень жестко отвечает он, открывая глаза. — Нет, я зол не поэтому.

   Я подхожу к нему осторожно, как к дикому зверю, аккуратно ставя ноги на бетонный пол.

   — А почему?

   — Она должна была уйти от моего отца, это я понимаю, — говорит он. — Но почему она не подумала о том, чтобы забрать с собой меня?

   Я морщусь.

   — Она оставила тебя с ним .

   Бросила в худшем из кошмаров. Неудивительно, что Тобиас ее ненавидит.

   — Ага, — отвечает он, топая ногой. — Именно так.

   Я нащупываю его пальцы, и он сплетает их с моими. Понимаю, что задала достаточно вопросов, и не нарушаю молчания. Он заговаривает первым.

   — Похоже, что бесфракционников лучше иметь друзьями, чем врагами, — говорит он.

   — Возможно. Но какова будет цена этой дружбы? — отвечаю я.

   Он качает головой:

   — Не представляю. Но, возможно, у нас нет выбора.

 

         Глава 9

  

   Один из бесфракционников разводит огонь, чтобы мы могли разогреть еду. Те, кто хочет поесть, собираются вокруг большой металлической чаши, в которой и развели огонь.

Быстрый переход