Изменить размер шрифта - +
А я так не назвал тебя ни разу после аварии.

Кэтрин прижалась к нему лбом. На ее губах расцвела счастливая улыбка.

– Не думала, что ты поймешь… – девушка подняла вверх руку и раскрыла ладонь. Маленький ключ с брелочком в виде крошечного белого БМВ. – Мы всегда балансировали с тобой на очень опасной грани. И этот ключ был тем единственным, что не давало нам сорваться.

– Милая леди! – раздался гневный голос Джордана. – Верните нам чемпиона. Ему еще даже кубок не вручили.

Джека насильно оторвали от Кэтрин. Он с сожалением отпустил ее руку.

– Вижу, вы помирились, – ухмыльнулся Алекс, потрясая перед другом серебряным кубком. – Это она вдохновила тебя на такие подвиги?! Черт, на такой скорости только самолеты летают!

– Она все вспомнила, Ал! – улыбнулся Джек. – Все вспомнила! Это снова моя Кэтрин!

– Джек? – раздался удивленный голос Кэтрин. – Ты ее знаешь?

Он обернулся вслед за взглядом Кэт. За спиной стояла Мэри.

– Мама? – сорвалось с губ то единственное слово, которое первым пришло в голову.

– Мама?! – хором воскликнул Кэтрин, Алекс и Джордан.

Вспышки камер засверкали, как бешенные.

– Да, – уверенно повторил Джек. Он был счастлив. – Это моя мать.

– Джек… – Алекс положил руку ему на плечо. – Сейчас не самый подходящий момент, но ты должен знать. Вряд ли я осмелюсь сказать это потом. Ребенок Лили – мой.

Улыбка Джека увяла. Он смотрел на друга с недоверием.

– Она потому и прогнала тебя. Мы не знали, как сказать. Как только ты уехал в Харлем, мы…

–Стоп! – Джек вскинул ладонь в защитном жесте. – Не нужно подробностей. Я сейчас слишком счастлив, чтобы врезать тебе, Алекс. Если ты ее любишь – я желаю вам счастья, такого же, как…– Джек бросил короткий взгляд на сияющую Кэтрин. Резкий толчок в пруд, слезы, ненависть, выпускной, прощание, Рождество, свадьба, авария… – Хотя нет, только не такого, как у нас. Слишком многое нам пришлось пережить.

– К черту все препятствия, Джеки! – вклинился вездесущий Джордан, вручая ему огромную бутылку шампанского. – Открывай!

Шампанское взметнулось вверх веселой игристой струей, обрызгивая присутствующих и заставляя девушек визжать от восторга.

Троекратный чемпион Формулы–1, Джек Джоунс, был счастлив.

 

 

Белочка была очень красивая: рыжая, пушистая. Шерстка ее легонько шевелилась от ветерка. Девочка откинула назад белокурые локоны и протянула вверх руку, показывая зверьку орешки.

Белка принюхалась, усы ее задрожали, а затем ловко, по веткам, спрыгнула вниз. Смешно встала на задние лапки и осторожно взяла орешек, сразу же отскочив в сторону.

– Какая смешная! – засмеялась Лэсси, показывая на белку пальцем. – Кевин, смотри, как она смешно ест!

К девочке подошел мальчик, чистенький и аккуратный, с черными волосами, аккуратно зачесанными назад.

– Лэсси, пойдем, нас, наверное, уже потеряли.

Кевин взял девочку за руку и повел ее через зеленый, залитый солнечным светом парк к небольшой компании, расположившейся на траве для пикника.

– Мама, мама! – девочка вприпрыжку побежала вперед, к двум женщинам, сидевшим на покрывале и раскладывавшим сэндвичи. Одна из них, черноволосая, повернулась к девочке и раскрыла объятия. Ее карие глаза вспыхнули радостными огоньками.

– Я видела белку! Она была такая красивая, и орешки ела из моих рук!

– Она взяла всего один, – возразил Кевин.

Быстрый переход