Изменить размер шрифта - +
 – И сразу же убежала.

– Ну, один – тоже хорошо. Будем приручать эту белку, – раздался веселый голос Алекса. Он подхватил дочь на руки. – Как она, такая же шустрая, как и ты?

Кевина такое сравнение позабавило, и он рассмеялся.

– Кевин, куда опять запропастился твой отец? – укоризненно спросила Кэтрин, пытаясь оттряхнуть с футболки мальчика несуществующие пылинки.

Мальчик ловко увернулся.

– Кажется, я видел Джека на той стороне парка, он отобрал у одного из мальчишек скейт и показывался ему чудеса пилотажа, – сказал Алекс.

Кэтрин фыркнула.

– Мало ему гонок. По–моему, он только и делает, что пытается угробить себя.

– Ну, на скейте сильно не расшибешься, – успокоил Кэт Алекс.

– А вот и он! – Лили указала пальцем за спину Кэтрин.

Все посмотрели туда. Джек хромал к ним. Джинсы его были разодраны на коленке, не общую картину любимого Джеком рванья это не портило. Вид у него был счастливый.

– Я тоже хочу покататься на скейте! – обиженно сказал Кевин. – И в гонках тоже хочу поучаствовать. Когда ты меня уже возьмешь на них?

Джек взъерошил сыну волосы, и, застонав, сел на покрывало рядом с женой.

– Обязательно, Кевин, как только твоя мама позволит сделать мне это.

Кэтрин чувствительно пихнула Джека в бок и обняла сына.

– Обещаю, в следующем году ты не пропустишь ни одного гран–при. Веришь мне?

Лицо Кевина расцвело от счастья. Глаза его радостно сияли. Один – изумрудно–зеленый, а второй – ярко–голубой.

КОНЕЦ

Быстрый переход