Изменить размер шрифта - +
Никакого Джека, никаких оскорблений! Осталось всего два месяца, а после выпускного она забудет про него навсегда!

Кэтрин даже запела, докрасив губы и примеряя платья, когда в распахнутое настежь окно ее комнаты проник свет автомобильных фар и раздался звук колес, шуршащих об асфальт.

– Кэтрин! – услышала девушка звонкий голос Джессики, давившей на клаксон. – Выходи!

Кэтрин подбежала к окну и весело помахала в ответ рукой подруге, махавшей ей из новенькой красной феррари с откидным верхом.

Девушка быстро обула туфли, схватила сумочку, и побежала вниз по лестнице, на ходу кинув родителям и остаткам гостей:

– Не скучайте, я вас люблю!

Кэтрин выбежала из дома, и Джессика выпрыгнула из автомобиля ей навстречу, радостно обняв и прошептав поздравления.

– Детка… – следом из машины вышел Крис. – Я люблю тебя…

Поздравления от него Кэтрин получила еще утром, в виде букета из 18–ти красных роз и большого плюшевого медведя.

Кристиан запечатлел на ее губах долгий поцелуй, а затем взял за руку и повел к машине.

– Куда мы поедем? – спросила радостная, воодушевленная Кэтрин.

– Это сюрприз, – улыбнулся ей Крис. – Скоро увидишь.

Они с Джессикой сели в автомобиль, и Крис дал по газам, нарочно рисуясь перед девушками.

Они ехали по ночному городу с громко играющей музыкой, во все горло распевая песни, и Кэтрин думала, что никогда не чувствовала себя счастливее.

– Подожди, малыш… – Крис притормозил у какого–то магазина. – Я кое–что куплю и вернусь.

Парень вышел из машины, и Джесс, хихикая, толкнула подругу в бок.

– Кажется, я знаю, чем закончится ваш сегодняшний вечер.

– Джесс, не начинай… – Кэтрин покраснела. – Я не…

Ее перебил взрыв пьяного хохота от компании неподалеку.

– Эй! – заорала на них Джессика. – Нельзя ли потише?!

Компания медленно обернулась, и у Кэт упало сердце, когда она различила среди них Джека, во всей своей хулиганской красе. Он был пьян. Состроив безмерно удивленную гримасу, чтобы замаскировать хищное выражение лица, Джек присвистнул.

Кэтрин тихо застонала, медленно сползая вниз по сиденью.

– За что он меня так ненавидит?

– Разноглааазая! – протянул Джек, подходя к ней шатающейся походкой. – Принцесса в карете? Где же твои слуги?

Джесс сердито посмотрела на Джека.

– Мог бы и воздержаться от своих язвительных шуточек! У Кэт, между прочим, сегодня день рождения! Восемнадцать исполнилось!

Кэтрин не успела остановить Джесс, поторопившуюся выдать эту информацию неприятелю, и результат последовал незамедлительно:

На лице Джека расплылась такая улыбка, что девушке оставалось только гадать о тех грязных мыслях, которые закрутились у него в голове.

– Разноглазая, – вновь протянул он. – Я, наконец–то, смогу делать с тобой все, что захочу?!

– Иди в задницу, Джоунс! – сердито воскликнула Кэт. – Что ты здесь забыл? Милостыню хотел попросить?! – Девушка смерила презрительным взглядом его драные джинсы, теперь казавшиеся модным трендом и белую майку, прикрытую черной поношенной кожаной курткой. – Могу дать тебе десять баксов, лишь бы ты отстал.

Глаза Джека опасно блеснули. Столько лет взаимной ненависти – конечно же, они знали слабые места друг друга в совершенстве.

– Нет, мисс Кингсли, – Джек обращался к ней так только в степени крайней ярости или радости. – Я просто хотел в последний раз посмотреть на лицо, что будет сниться мне в кошмарах еще очень долго.

Быстрый переход