Loading...
Изменить размер шрифта - +
Она знала, что ты встала раньше, чем пришла их будить.

– Тебе никто не поверит. – Лицо Рэйлин побагровело от бешенства, в нем не было ни капли страха. – Мой папа все исправит.

– Опять ошибаешься.

Ева крепко взяла Рэйлин под локоть. Под другой локоть ее подхватила Пибоди.

Оливер Страффо стоял в коридоре, в нескольких шагах от двери, и смотрел на свою дочь, как человек, которому снится кошмарный сон.

– Рэйлин.

– Папа! Папа! Они делают мне больно! Прогони их.

Он, пошатываясь, сделал два шага к ней.

– Он был всего лишь ребенком. Он был всего лишь маленьким мальчиком. Он так тебя любил. Как ты можешь такое делать, Рэйлин, с теми, кто так тебя любит?

– Это неправда, папа. Это все неправда. Она все врет. Я твоя любимая дочка. Я… Это мама сделала! Я видела, как она это сделала, папочка. Она толкнула Трева, а потом она убила мистера Фостера и мистера Уильямса. Я не хотела ее выдавать, папочка. Я не хотела, чтобы ее отняли у нас. Я…

– Замолчи. О боже! – Оливер закрыл лицо руками. – О боже!

– Уведи ее, Пибоди. Отвези ее, Миру и агента Детской службы в управление. Я приеду, как только смогу.

– Ты заплатишь, – шепнула Рэйлин Еве, пока Пибоди знаками подзывала патрульного себе в помощь. – Ты заплатишь, как и все остальные. Вот уж кому я отплачу с особенным удовольствием, так это тебе.

– Избалованные соплячки меня не пугают. Зачитай ей права, Пибоди, и оформи арест за три убийства и одно покушение на убийство. Мы добавим Адель Верси, когда у нас будут все данные.

– Папа! Папа! Не давай им меня забирать! Папа!

Ева отвернулась и подошла к Оливеру Страффо, ни разу не оглянувшись назад.

– Давайте пойдем и сядем, Оливер.

– У меня ничего не осталось. Ничего. Это мой ребенок. Моя дочь. Она… Я ее создал.

– Нет, не вы. Иногда нечто чудовищное рождается из чистого и порядочного. А бывает и наоборот. Можно стать порядочным, родившись из чего-то чудовищного. Уж я-то знаю, о чем говорю.

Ева взяла его под руку, но остановилась, увидев спешащую к ним Луизу.

– Мистер Страффо.

Он взглянул на Луизу.

– Аллика! Она мертва?

– Нет, она пришла в себя. Сознание пока еще спутанное, и я не могу вам ничего обещать. Но сейчас она нуждается в вас. Вы должны быть с ней рядом. Давайте я вас к ней отведу.

– Аллика. – Оливер устремил слезящиеся, полные отчаяния глаза на Еву. – Рэйлин.

– Насколько сильно вы любите свою жену, Оливер? Насколько сильно вы любите своего сына?

Теперь он уже рыдал. Он кивнул и позволил Луизе увести себя.

 

Эпилог

 

Покончив с долгим и тяжким процессом оформления, Ева вернулась к себе в кабинет.

Рорк сидел за ее столом и работал на ее компьютере.

– Казенная собственность, приятель.

– Угу. Просто время коротаю за работой, и она уже на пути к моему домашнему компьютеру. – Он повернулся кругом в кресле. – Тяжелый денек у вас выдался, лейтенант.

– Бывали и похуже. Вот это я себе и повторяю на каждом шагу. А тебе следовало бы отравляться домой.

– А я решил, что еще могу тебе понадобиться. – Рорк поднялся, подошел к ней и обнял. – Ведь могу?

– О, да. – Ева тяжело вздохнула. – Я думала… надеялась, что мне станет легче, когда с этим будет покончено. Думала, вот получу ответы, все увяжу, арестую ее, оформлю, и мне станет легче. Думала, я успокоюсь. А теперь… сама не понимаю, что я чувствую.

Быстрый переход