Loading...
Загрузка...

Изменить размер шрифта - +
Может, аллергическая реакция на что-то съеденное?

– Довольно бурная, я бы сказала. – Ева подошла к трупу, присела на корточки. Ей еще предстояло взять отпечатки пальцев, протокольно установить время смерти, провести другие следственные действия, но в эту минуту она просто изучала мертвеца.

Белки его глаз были испещрены паучьими лапками полопавшихся сосудов. На губах виднелись следы не только рвоты, но и пены.

– Пытался ползти, когда его схватило, – прошептала она. – Пытался ползти к двери. Проведи официальную идентификацию, Пибоди, установи время смерти.

Распрямившись, Ева осторожно обошла лужи шлаков, извергнутых телом Крейга, подняла термос. На термосе было выгравировано его имя. Ева принюхалась.

– Думаешь, кто-то отравил парня? – спросила Пибоди.

– Горячий шоколад. И что-то еще. – Ева запаковала термос в пластиковый мешок для вещественных доказательств. – Окраска рвотных масс, признаки конвульсий, острое расстройство желудка. Да, я думаю, это яд. Медэксперт проверит. Нам надо получить у родственников разрешение на доступ к его медкарте. Так, ты поработай на месте, а я поговорю с Моузбли и приглашу свидетелей.

Ева вышла из кабинета. Арнетта Моузбли расхаживала взад-вперед по коридору, держа в руке портативный компьютер-наладонник.

– Директор Моузбли, мне придется попросить вас ни с кем пока не контактировать, ни с кем не разговаривать.

– О, я… честно говоря, я просто… – Она повернула компьютер, чтобы Ева могла увидеть мини-экран. – Игра в слова. Просто чтобы отвлечься, чем-то занять мысли. Лейтенант, я все думаю о Лиссет. Это жена Крейга. Необходимо ее известить.

– Ее известят. В данный момент я хотела бы поговорить с вами наедине. И мне нужно опросить учениц, которые обнаружили тело.

– Рэйлин Страффо и Мелоди Бранч. Офицер, приехавший по вызову, сказал, что они не должны покидать здание и что их нужно изолировать друг от друга. – Она поджала губы с явным неодобрением. – Девочки страшно травмированы, лейтенант. Они в истерике, что вполне понятно при данных обстоятельствах. К Рэйлин я послала психолога, а Мелоди сидит с нашей школьной медсестрой. К этому времени к ним уже должны были приехать родители.

– Вы известили их родителей?

– У вас свои порядки, лейтенант, а у нас свои. – Директриса величественно вздернула подбородок. Ева подумала, что такие жесты, вероятно, входят в обязательную программу подготовки школьных директоров. – Для меня на первом месте здоровье и благополучие моих учеников. Этим девочкам по десять лет. Они вошли в кабинет и увидели это. – Она кивком указала на дверь в кабинет. – Один бог знает, какой эмоциональный шок они испытали.

– Крейг Фостер тоже чувствует себя неважнецки.

– Я должна сделать все, что в моих силах, для защиты моих учеников. Моя школа…

– В данный момент это не ваша школа. Это место преступления, и хозяйка здесь я.

– Место преступления? – В лице Арнетты не осталось ни кровинки. – Что вы хотите сказать? Какого преступления?

– А вот это мне предстоит узнать. Я хочу допросить свидетельниц по очереди. Лучшим местом для беседы будет, думаю, ваш кабинет. При беседе может присутствовать один из родителей или опекунов.

– Ну что ж, прекрасно. Идемте со мной.

– Офицер? – Ева оглянулась через плечо. – Передайте детективу Пибоди, что я в кабинете директора.

Его рот дернулся в едва заметной усмешке.

– Есть, лейтенант.

«Совсем другое дело, – подумала Ева, – когда ты – бонза, а не простой смертный.

Быстрый переход
Мы в Instagram