Loading...
Загрузка...

Изменить размер шрифта - +

«Малышка унаследовала кожу и волосы от матери, – отметила Ева. – И мамаша выглядит такой же напуганной».

– Лейтенант, я хочу спросить: неужели это не может подождать до завтра? Сейчас мне хотелось бы отвезти Мелоди домой. – Анджела как тисками сжимала руку Мелоди. – Моя дочь плохо себя чувствует, и это можно понять.

– Всем заинтересованным сторонам будет лучше, если мы покончим с этим сейчас. Это много времени не займет. Директор Моузбли, прошу нас извинить.

– Я считаю, что должна остаться как представитель школы и защитник интересов Мелоди.

– Представитель школы в данный момент не требуется, а интересы несовершеннолетней представляет ее мать. Вам придется выйти.

Судя по ее глазам, Моузбли могла бы возразить, но промолчала и, вздернув подбородок, вышла из кабинета.

– Почему бы тебе не присесть, Мелоди?

Две крупных слезы выкатились из голубых глаз Мелоди.

– Да, мэм. Мама?

– Я здесь, детка. Я тебя не оставлю. – Не выпуская руку дочери, Анджела села рядом с ней. – Для нее это было ужасно.

– Да, я понимаю. Мелоди, я запишу нашу беседу.

Девочка кивнула, уронив еще две безмолвных слезы. В эту минуту Ева пожалела, что так неудачно распределила обязанности. И что на нее нашло? Надо было ей взять на себя место преступления и бросить Пибоди на опрос детей.

– Просто расскажи мне, что произошло.

– Мы пошли в кабинет мистера Фостера… э-э-э… мы с Рэйлин. Мы сперва постучали, потому что дверь была закрыта. Но мистер Фостер не возражает, если с ним надо поговорить во время завтрака.

– А тебе надо было поговорить с мистером Фостером?

– О сочинении. Мы с Рэй вместе пишем сочинение про «Билль о правах». Это мультимедийный проект, наш большой проект за вторую четверть. Его надо сдавать через три недели. Отметка в четверти на двадцать пять процентов зависит от него. Мы составили план и хотели показать ему. Мистер Фостер не возражает, если ему задаешь вопросы до урока или после.

– Хорошо. Где ты была до того, как пошла в кабинет мистера Фостера?

– У меня был завтрак, а потом классный час. Мы с Рэй попросили разрешения у мисс Хэлливелл уйти из классной комнаты на несколько минут раньше, чтобы поговорить с мистером Фостером. У меня есть пропуск.

И она сунула руку в карман за пропуском.

– Все в порядке. Итак, вы вошли в кабинет истории.

– Мы постучали. Мы разговаривали, а потом открыли дверь. Запах был ужасный. Я так и сказала. Я сказала: «Господи, какая жуткая вонь!» – Слезы хлынули градом из глаз Мелоди. – Простите меня, что я так сказала, но…

– Ничего, это нормально. Что было дальше?

– Я его увидела. Увидела, как он лежит на полу, и там было… о боже, вся эта рвота и все остальное… И Рэй закричала. А может, и я. Наверно, мы обе закричали. Мы выбежали, и мистер Доусон нас услышал. Он бросился к нам по коридору и спросил, в чем дело. Он велел нам оставаться на месте, а сам вошел в кабинет. Я смотрела, как он вошел. И он очень быстро вышел и руку держал вот так. – Мелоди зажала себе рот ладонью. – Он вызвал миссис Моузбли по рации, по-моему. А потом пришла миссис Моузбли и вызвала медсестру. А медсестра, сестра Бреннан, пришла и отвела нас в лазарет. Она осталась с нами, а потом пришел мистер Колфакс и увел Рэй с собой. А я осталась с сестрой Бреннан, пока не пришла моя мама.

– А ты не видела, кто-нибудь еще входил в кабинет мистера Фостера? Или, может быть, выходил?

– Нет, мэм.

– Пока ты шла из своей классной комнаты в кабинет истории, ты кого-нибудь видела по дороге?

– Простите, я не помню.

Быстрый переход
Мы в Instagram