Изменить размер шрифта - +

– Хватит, – быстро кивнул Ясень и потянулся за деньгами.

– Я тоже думаю, что хватит, – улыбнулся дед Зимарь и проворно вложил в руку Ясеня серебряную монету.

– А остальное?

– А остальное – когда мы по совету уважаемой гадалки девицу разыщем, – старик ласково собрал морщинки в уголках добрых прозрачных глаз.

Проводник покривился, нахмурился, и Иван, не дрогнув под предупреждающим взглядом друзей, добавил еще несколько медяков. Атлан удовлетворенно кивнул:

– Пойдем.

Жилище, оно же офис гадалки, оказалось не очень далеко.

Проводник попросил царевича подождать пару секунд, первым подскочил к дверям приземистого домишки, сложенного из красноватого камня, проворно отодрал что-то от стены и только тогда подал своему подопечному сигнал подходить.

Дверь открыла полная дама лет сорока, с накрашенными черным глазами, губами и ногтями и закутанная в целый ворох цветастых платков с черными же кистями.

– Что привело вас к… – заговорила она грудным голосом, но Ясень быстро приложил к губам палец и втолкнул ее внутрь.

– …к матушке Осине, потомственной гадалке в семидесятом колене? – ничуть не сбитая с толку и ритма, закончила та на ходу.

Ясень зашипел – то ли от досады, то ли на хозяйку – и стал быстро шептать что-то ей на ухо. Та делала круглые глаза, пожимала плечами, но соглашалась.

– Я хочу найти свою жену, – не обращая внимания на непонятную деятельность вокруг него, поглощенный своей заботой, проговорил Иван и впился отчаянным взглядом в лицо женщины.

 

Ивану хотелось бежать, лететь, кричать, драться со всем Белым Светом сразу – если, конечно, он не вернет разлюбезного друга Серафимушку и не извинится – короче, заниматься чем угодно, кроме продавливания тощей подушки в душной комнате гостиницы. И он, недолго думая, решил немного прогуляться и спокойно подумать над тем, как лучше проложить маршрут их дальнейших странствий, которые, как твердо пообещала ему гадалка, скоро должны завершиться победой над трефовым недоброжелателем, нечаянной встречей в казенном доме и неожиданной радостью.

По пути в Вамаяси, если память ему не изменяла, находилось несколько высоких горных гряд, которые проще будет облететь с юга, чем прорываться через высокогорные осенние снегопады и заморозки… Лететь, правда, туда отчаянно долго, но если в конце этого полета его будет ждать Серафима, то дорогу он готов перенести со стойкостью оловянного солдатика. Путь их, если лететь отсюда, будет проходить через семь или восемь стран с населением весьма экзотическим, но к путешественникам дружелюбным. Значит, пополнять запасы можно будет быстро и без проблем. Конечно, чтобы найти в Вамаяси трехглавую синюю скалу с белым, красным и черным замками, придется поспрашивать аборигенов, но вряд ли у них там на каждом углу такие разноцветные чудеса – должны, поди, знать… Не с первого раза, так со второго или с третьего…

– Постой, молодец, не спеши, – раздался справа вкрадчивый голос, и если бы обладатель этого голоса не ухватил его за край бурки и не развернул лицом к себе, то хоть он кричи, хоть свисти, хоть топай – Иванушка прошел бы мимо и не заметил.

– Вижу я, что одолевает тебя кручина великая, – продолжил голос, и за ним из темноты осенней улицы проявилась старушка, замотанная как тряпичная кукла в цветастые платки с черной бахромой.

– Откуда вы знаете? – выпал из своих грез царевич и нахмурился.

– Деньги… – прошептала старушка, не отрывая цепкого, как репей, взгляда от лица своего улова, и не найдя отклика, гладко продолжила: – тут не при чем… Значит, положение твое при дворе… тоже тебя не волнует.

Быстрый переход