Изменить размер шрифта - +
Поверх черного спортивного костюма с выпирающей грудью – бронежилетом – на собаке было длинное черное пальто. Глушитель маленького автомата был в два раза длиннее самого оружия.

Медведь поднял винтовку и выпрямился. Выглядел он устрашающе, но громадные размеры его, внушившие бы ужас любому противнику на поле боя где‑нибудь в Азии, здесь, в ограниченном пространстве бара «Зеро», были ему помехой. Медведь не мог повернуться достаточно быстро для того, чтобы выстрелить в собаку.

Пес выпустил короткую очередь в спину медведя, и темно‑коричневая глыба тяжело рухнула на пол. Киллер спрыгнул со стойки на пол.

Тигр тоже оказался в незавидном положении. Пистолет его лежал далеко в стороне, и поднять его он не успел бы. Ногар почувствовал исходящий от большой кошки запах адреналина; тигр жаждал крови.

– Нет, – подумал Ногар, – тебе не одолеть эту собаку с автоматом.

Но тигр уже изготовился к прыжку. Ногар видел, как под брюками напряглись мышцы задних лап тигра.

Пес не стал дожидаться начала атаки. Три пули ударили в грудь полосатой кошки. Кровь фонтаном брызнула на стену, и тигр упал навзничь, ломая столик и разбивая стеклянную посуду.

Потом киллер обратил свое внимание на Ногара и Нугою.

Нугоя бился в руках Ногара, как рыба, выброшенная из воды.

– Вытащи меня отсюда, и ты получишь свои деньги, в два, в три раза больше… – лепетал он.

Пес облизнул нос. От мускусного запаха Ногару захотелось чихнуть.

– Брось его.

Ногар не стал спорить.

Нугоя шлепнулся на пол, вскрикнув от боли в сломанной руке. Он повернулся к собаке.

– Гассан…

Пес покачал головой.

– Слишком поздно. Ты уже получил последнее предупреждение.

– Мы можем договориться…

– Нет. Тебе известны правила. Ты занялся не своим делом. Флаш – это наш бизнес. Это мы решаем, кто может им торговать.

Нугоя с трудом поднялся на ноги.

– Мне нужны были деньги на содержание моих девчонок. Я не хотел…

Пес выпустил одиночный выстрел в лицо Нугои. Голова сутенера запрокинулась назад так сильно, что Ногар услыхал хруст шейных позвонков. Правый глаз с желтой радужной оболочкой невидящим взглядом уставился в потолок. Другой – просто отсутствовал, левая половина лица Нугои превратилась в кровавое месиво.

Ногар посмотрел на Гассана.

– Моя очередь?

Пес покачал головой и опустил автомат.

– Не сегодня. Это был урок. А ты – свидетель.

Гассан начал пятиться к выходу, не спуская глаз с Ногара. Достигнув двери, он окинул беглым взглядом учиненную им бойню, потом снова взглянул на Ногара, который по‑прежнему стоял у задней стены.

– Мой тебе совет, Тигренок. В следующий раз будь осторожнее в выборе работодателя.

– Спасибо за совет, – ответил Ногар.

Минут через двадцать участок восточного берега Кайахога‑Ривер в районе бара «Зеро» озаряли красно‑синие вспышки мигалок десятка полицейских машин. Хотя именно Ногар вызвал полицию, сейчас ему приходилось сидеть, поджав хвост, на заднем сиденье очень тесного седана «Шеви Калдера». Хорошо хоть, пинки не надели на него наручники – не то, чтобы они не пытались, просто у полицейских, обслуживающих деловую часть города, что располагалась достаточно далеко от Моро‑Тауна, не нашлось подходящих «браслетов» для тигра. Они ограничились тем, что затолкали Ногара на заднее сиденье и держались от него на приличном расстоянии.

Ногар поерзал, стараясь придать хвосту более удобное положение, и выглянул из окна на реку. Несколько сотен метров воды отражали свет полицейских мигалок. На противоположном берегу высились здания делового центра, Вест‑Сайда. В эти ночные часы громадные строения были настолько темны, что казались колоссальными черными дырами, вырезанными в ночном небе.

Быстрый переход