Изменить размер шрифта - +
Тезла стоял на коленях и пытался достать из‑под стола тонкий и длинный предмет, который несколькими минутами раньше был у него в руках. Прошло еще несколько секунд, потом кто‑то сказал: «Пошли!» Все они начали выходить из комнаты, проходя мимо Стивенса, который, чувствуя превосходство противника в численности, не пытался никого остановить.

– Задняя лестница, – спокойно произнес мужской голос, когда все уже были в коридоре.

Через минуту Стивенс остался в обществе молодой белой женщины, которая продолжала судорожно застегивать пуговицы на блузке. Наконец она преуспела в этом и схватила меховое пальто, которое валялось на полу возле стола. Нагибаясь за ним, она слегка покачнулась.

– Осторожно, – сказал Стивенс.

Она быстро накинула пальто. Ее глаза сузились:

– Занимайтесь своим делом! – бросила она и направилась к двери.

В этот момент раздался звук остановившегося в коридоре лифта, и женщина замерла. Постояв мгновение, она угрюмо произнесла:

– Я должна поблагодарить вас.

Но в ее зеленых глазах не было ни тени дружелюбия. Стивенс, который уже начал успокаиваться – хотя и был удивлен ее поведением, – насмешливо парировал:

– Надеюсь, ваше решение поблагодарить меня не связано с появлением полиции.

Шаги быстро приближались. Наконец в дверях вырос патрульный полицейский, за ним маячила фигура Дженкинса, который участливо спросил:

– Все в порядке, мистер Стивенс?

– Что здесь происходило? – рявкнул полицейский.

Стивенс повернулся к девушке:

– Может быть, леди объяснит.

Она покачала головой.

– Не имею понятия, зачем вас вызвали, сэр. Очевидно, кто‑то сделал это по ошибке.

Стивенс заморгал от изумления.

– По ошибке?! – воскликнул он.

Она пристально смотрела на него. Ее глаза казались зелеными озерами невинности:

– Не знаю, что вы подумали, но здесь просто проходила небольшая церемония исполнения ритуала, как вдруг… – она повернулась к полицейскому, – …этот человек начал барабанить в дверь… – И она показала на Стивенса.

– Церемония?.. – переспросил патрульный, обводя глазами комнату и задержавшись взглядом на каменных фигурах.

Стивенс догадывался, что подумал о нем этот человек, но ему не в чем было упрекнуть полицейского. Удивленный тем, что девушка все отрицает, он почувствовал себя неловко, и ему захотелось побыстрее покончить со всем этим странным делом. Однако он все‑таки объяснил, что слышал крики, доносившиеся из этой комнаты. Патрульный повернулся к девушке:

– Что вы скажете на это, мадам?

– Это недоразумение. Мы исполняли ритуал… – Она пожала плечами и неохотно продолжила: – Впрочем, я понимаю, что у мистера Стивенса имелись основания для беспокойства.

Стивенсу было ясно, что ситуация исчерпала себя. Полицейский осведомился у него, не хочет ли он выдвинуть какое‑либо обвинение, но с его стороны это было простое соблюдение формальностей. Без свидетельских показаний жертвы никакому обвинению все равно не дали бы ходу. Девушка положила всему конец, осведомившись:

– Я могу идти, сэр?

Даже не дождавшись ответа, она тихонько проскользнула мимо полицейского в коридор. Постукивание ее каблучков вскоре замерло вдали.

Дженкинс уже пришел в себя и сказал:

– Я, пожалуй, вернусь на свой пост.

Полицейский тоже поспешил уйти. Оставшись один, Стивенс обвел глазами комнату и подумал: «Что же здесь произошло?» Каменные фигурки божков тупо глядели на него своими каменными глазами. Стало совсем тихо.

Стивенс уже выходил из комнаты и собирался щелкнуть выключателем, когда увидел на том месте, где лежало пальто девушки, дамскую сумочку.

Быстрый переход
Мы в Instagram