Loading...
Изменить размер шрифта - +

– Честно сказать, в глубине души я никогда не верил в вашу смерть, Крег. Должно быть, потому, что вы всегда жили в ее уме и душе. Меня не убедил рассказ капитана о вашей безвременной кончине в Баткёрсте.

Джон встал и взвесил на ладонях внушительную кипу документов, подготовленную адвокатами Мак-Дугала.

– Стало быть, вы держите в своих руках большую часть моих акций и ценных бумаг. Компания отныне принадлежит вам, Крег. Вся компания, не исключая и меня самого. – Он покинул свое место и сделал широкий жест. – Я думаю, нам следует обменяться местами. Отныне вы председатель совета компании.

Крег покачал головой.

– Сядьте, Джон. Председательское место ваше, если, конечно, вы его примете. Я хочу, чтобы вы продолжали управлять компанией. Вы делали это превосходно, пока не началась нынешняя катавасия. Не принимайте свои несчастья слишком близко к сердцу. Не вы один ошиблись в своих расчетах.

Джон кисло улыбнулся, как бы смеясь над самим собой.

– Единственным, кто правильно сориентировался, оказался Макс Доналдсон. Все прочие сваляли дурака. Оказались сущими идиотами. Но почему вы настаиваете, чтобы я остался председателем? Пока не понимаю.

– Вы можете сохранить все, что имеете. Более того, я могу удовлетворить все требования, которые вы предъявите.

Джон задумчиво задержал взгляд на его лице.

– Гм. Неслыханная щедрость. И… – он выпятил губы, – даже не верится, что такое возможно. Но что стоит за всем этим? Чего вы хотите от меня взамен? Кусок моего сердца?

– Не будем впадать в мелодраму. Вот, я написал для вас список моих просьб. – Крег достал из внутреннего кармана лист бумаги и положил его на стол. – Прежде всего вы отзовете свою кандидатуру на выборах в законодательный совет. И окажете поддержку Теренсу Тренту.

– Этому молодому смутьяну! Радикальному социалисту! Никогда!

Крег с бесстрастным видом протянул руку и взялся за пачку бумаг, которую сжимал Джон.

– В таком случае мы оба попусту теряем время. Поскольку мы так и не пришли к соглашению, я забираю все эти документы.

– Погодите! – Голос Джона прозвучал надтреснуто. И на лице его вдруг проступили отчаяние и безнадежность. В этот момент он походил на голодного нищего, с жадностью взирающего на богатую витрину магазина. В эту минуту Крег без особого, впрочем, удивления понял, что Джон Блэндингс любит свое дело, свою компанию с той же глубиной страсти, как большинство людей любят женщин.

– Так да или нет, мой друг? – спокойно произнес Крег. – Решайтесь. Я не могу торчать здесь весь день. Согласны ли вы поддержать кандидатуру Теренса Трента?

Джон вздрогнул, как от неожиданного удара плетью. Затем, качнувшись вперед, медленно кивнул низко опущенной головой.

– Да. Мне придется переступить через себя, но я это сделаю.

Крег, усмехнувшись, хлопнул его по плечу.

– Я думаю, что романтические идеалы парня, если вы вникнете в них, придутся вам по душе.

– Всеобщее избирательное право. Тайное голосование. Жалованье для членов парламента, что позволит заниматься политикой не только богатым. Отмена губернаторского права назначения членов совета. Аннулирование лицензий на разработку золотых залежей, предоставление индивидуальным старателям за небольшую плату права пользования застолбленными ими участками. Никаких имущественных цензов для вхождения в законодательный совет.

– Это делается не только в интересах так называемого маленького человека, но и ради нашего собственного самоуважения, Джон. Неужели мы, как народ, заслуживаем меньшего, чем англичане в своей метрополии? В один прекрасный день вы сможете заявить людям, что выступали за все эти реформы.

Быстрый переход