Loading...
Изменить размер шрифта - +

Юноша расправил плечи и вскинул голову. Блай едва заметно улыбнулся:

– Вы свободны, мистер Шеридан. Я управлюсь сам, не беспокойтесь.

Повернувшись кругом, помощник вышел.

Сидя в своем кресле, Блай внимательно разглядывал осужденного. Какое-то время он молчал, с удовлетворением отмечая, что юноша ежится под его взглядом. Когда капитан заговорил, он вздрогнул.

– Как тебя зовут?

– Мак… Мак-Дугал, – последовал ответ. – Крег Мак-Дугал… сэр.

– Значит, Мак-Дугал? – произнес Блай, уловивший легкий шотландский акцент молодого человека. И, сделав серьезное лицо, добавил: – Так ты ирландец?

Бледно-голубые глаза ярко вспыхнули.

– Нет, я шотландец. Чистокровный шотландец.

– И очень этим гордишься?

– Да, черт возьми, горжусь… – Поперхнувшись, юноша пробормотал: – Извините, сэр, я не хотел сказать…

– Не виляй. Именно это ты и хотел сказать. Я люблю людей прямых, которые без дураков выкладывают все, что думают. И сам говорю откровенно. Сколько тебе лет, мистер Мак-Дугал?

– Четырнадцать, сэр.

Блай взял перо и покрутил его в пальцах.

– Так я и думал. Закоренелый преступник. Я понял это с первого взгляда.

Мак-Дугал в растерянности заморгал:

– Сэр?..

– Какое же ты преступление совершил? Должно быть, самое ужасное, если находишься среди последних подонков на краю света, где живут только аборигены и сумчатые.

В этой тираде капитана была и насмешка над самим собой. Ибо Уильям Блай лучше любого из своих подчиненных знал: его последнее назначение – отнюдь не награда за безупречную службу.

– Как вы сказали, сэр? Сум… Сумча?..

– Не важно. Скоро сам все узнаешь. Так какое ты преступление, совершил?

– Украл буханку, сэр. Отец и мать валялись вдребезги пьяные на Джин-лейне, а мои сестренки плакали, потому что очень хотели есть.

Блай кивнул. Обычная история. Джин-лейн – жуткое логово пьянчуг. День и ночь отголоски тамошних оргий разносятся по всему Лондону. Хриплый смех. Вопли. Стоны. Слепое блуждание по запутанному адскому лабиринту. В тот единственный раз, когда капитан Блай оказался в этом трущобном районе, он был поражен, увидев, как молодая мать баюкает ребенка, одновременно попивая вино прямо из бутылки. А за ее грязную, драную юбку держались еще два голых малыша.

– Дорого же тебе обошлась эта буханка, – усмехнулся капитан. – Но в конце концов оно, может, и к лучшему. Думаю, что в Австралии тебе будет не хуже, чем в Лондоне.

– Вот и мне так сдается, сэр, – улыбнулся Мак-Дугал. – У меня тут появятся большие возможности. Ведь не такой уж и долгий срок – пять лет. А там я смогу жить, как захочу. Говорят, что после освобождения каждый может получить свой клочок земли…

– Или бесплатный билет обратно в Англию.

«У меня будут такие возможности, дай Бог каждому», – подумал Крег.

– Парень, откуда ты узнал все это? Ты не возражаешь, если я буду называть тебя просто Крег?

– Я прочел об этом в газетах. Уже после ареста.

– Ты умеешь читать? – Блай посмотрел на Крега с недоверием.

– Да, сэр, – с гордостью ответил юноша. – Меня научил мой старик. Пока не спился, он был школьным учителем.

– Да это же просто замечательно! – Поднявшись с кресла, капитан подошел к книжному шкафу, снял с полки тонкий томик и стал листать его, пока не нашел нужное место. – Прочитай это для меня, Крег.

Быстрый переход