Изменить размер шрифта - +

Мальчик опрокидывает  водопойное корыто, взбирается на него и, вытянув  шею,
глядит со двора через частокол в густо заросшее пространство огорода.
     Раздвигая развесистые седые листья, дед  ходит согнувшись  между  гряд,
отыскивает    брюкву   покруглей,    без   трещин    и   зеленой   залысины.
"Де-е-е-еда-а-а!" -- кричит мальчик, давая понять, что он его видит  и ждет.
Дед, погрозив  внуку перстом,  уцеливает  наконец брюкву, вытаскивает  ее за
хрупнувшие космы  из  рыхлой земли  и, ударив ею об ногу, поднимает вверх  и
осматривает белорылую, с  грязной бородой овощь: нет ли червоточины и других
каких  изъянов.  Мальчик  нетерпеливо  перебирает   ногами:  "Скорее,  деда,
скорее!"
     Дед ровно бы его и не  слышит, бредет по сомкнувшейся борозде, будто по
зеленой  речке, за  ним  шуршат волны, остается вспененный след,  словно  за
кораблем,  медленно растворяющийся вдали, -- листья, ботва, метелки  трав  с
недовольным шорохом выпрямляются, восстают, занимая свое постоянное место на
земле.
     И снова дед садит внука на твердые, заплатами прикрытые колени, скоблит
брюкву,  ворчит,  стукает  малого  черенком   по  лбу,  пока   насытившийся,
ублаженный пузан  не  зашевелит  ртом заторможенно, лениво,  и глаза его  не
начнут склеиваться, и маленькое тельце, что слабая былка, отягощенная росой,
приникнет к выпуклой груди деда и в теплом ее заветрии распустится

Бесплатный ознакомительный фрагмент закончился, если хотите читать дальше, купите полную версию
Быстрый переход
Мы в Instagram