Loading...
Изменить размер шрифта - +
Льва Николаевича. Тратишь деньги на всякую дрянь. – Ленка хотела в крайней досаде зашвырнуть книжку в угол, но тут я рассвирепела.

– Не тронь святое! – рявкнула так, что пришла Ленкина очередь подпрыгивать. – Толстого я в школе читала. Много мне прока от сцены охоты или первого бала Наташи Ростовой. Ты на балах часто бываешь?

– А от детективов твоих какой прок? – язвительно поинтересовалась Ленка.

Наташка наблюдала за нашей перепалкой, заметно успокоившись.

– Есть прок, – широко улыбнулась я. – На прошлой неделе, когда с озера возвращались и нарвались на тех придурков на мотоциклах, кто собирался в обморок падать?

– Конечно, толпа идиотов, а рядом только родная природа… – оправдываясь, нахмурилась Ленка.

– Точно. А чем все закончилось? Ребята отвезли нас на станцию, не пришлось пешком топать три километра. Оказались вполне приличными людьми.

– Повезло, – кивнула Наташка, соглашаясь. – Ты тогда очень душевно с ними поговорила.

– Вот‑вот. Поговорила. И вовсе не повезло. Между прочим, я не меньше вашего перепугалась, но вовремя вспомнила, как в моем любимом детективе героиня оказалась в такой же ситуации и вместо того, чтобы в обморок падать, взяла себя в руки и.., дальше вы знаете.

– Глупости все это, – надулась Ленка, выдав свое любимое изречение, которое она произносит, когда ответить нечего. – Чем рыдать над проблемами выдуманных персонажей, – ядовито продолжила она, – ты бы лучше подруге посочувствовала.

– Тебе?

Ленка закатила глаза, а Наташка нахмурилась.

– Все‑таки это свинство с твоей стороны, – заметила она. – Я битый час о своих страданиях распинаюсь, а ты…

– Я просто хотела дочитать, мне всего‑то тринадцать страничек осталось, самое интересное… А что там с твоими страданиями? – робко поинтересовалась я.

– Форменное свинство! – всплеснула Ленка руками.

– Влюбилась в кого? – спросила я с надеждой.

– До любви ли мне сейчас? – возмутилась Наташка. – Твою подружку на бабки разводят.

– Кто?

– Ты что, в самом деле ничего не слышала? – нахмурилась она. Ответ явственно читался на моем открытом лице, и Наташка сама себе с прискорбием ответила:

– Не слышала.

– Расскажи еще раз. Тебе что, трудно?

– В твоих любимых детективах подруги за подруг горой, – ехидно напомнила Ленка, – а ты Наташку даже не слушала.

– Тебе откуда про детективы знать, ты же только классику читаешь? – не удержалась я от ответного ехидства.

– Кто‑нибудь мне посочувствует или вы продолжите литературный спор? – возмутилась Наташка.

Нам стало стыдно, и мы примолкли.

Наташка была у нас самой старшей, она уже успела закончить институт и пять лет работала в строительной фирме. Иногда я ей жутко завидовала. Прежде всего потому, что жила она одна и абсолютно самостоятельно. Никто над душой не стоит, не будит по утрам вместо будильника… «Завтракать надо плотно, с едой в кровь поступает сахар, и мозг начинает работать», – это папа. «Ты посмотри, у тебя вся спина голая, что это за дурацкая мода носить джинсы на копчике, а куртку по грудь? Застудишь почки, ты же девушка, тебе рожать», – это, конечно, мама. «В наше время девочки вели себя скромно и никогда не звонили мальчикам», – бабушкины светлые мысли. Дедуля тоже в стороне не остался: «Зарядку надо по утрам делать. В здоровом теле здоровый дух.

Быстрый переход