Изменить размер шрифта - +
Ночь была пасмурной, озеро было темным, но в свете свечи я заметила разницу в его одежде. Он был без расшитой жилетки и пояса. На нем была туника с длинными рукавами, голубая, какую носили бы мои братья. Воротник не был застегнут, и его трепал ветер.

Я пересекла балкон и поставила свечу на перила. Я встала перед Ро с мешком в руке.

— Леди королева, — сказал он сухо и официально.

Я сглотнула.

— Прибыл Рыбьеглаз. Он приплыл недавно.

Ро склонил голову.

— Зачем?

— С новостями о выборах. Они… провалились, — сказала я, голос дрожал. — Они не успели посчитать результаты, алькоранцы напали. И… Ассамблея прежняя. Сенатор Анслет все еще Первая, — я знала, что это его успокоит.

Его брови сдвинулись, он посмотрел на озеро.

— Они будут против этого, — сухо сказал он. — Дечампс и остальные кандидаты. Они не примут такие выборы.

— Думаю, это произойдет не скоро, — тихо сказала я.

Тишина затянулась, ее нарушал лишь слабый плеск волн на берегу.

— Это все? — спросил он.

— Ну… нет. Не все. Есть и другие новости, но… это может подождать. Но… я хотела поговорить с тобой. Я пойму, если ты этого не захочешь, но мне многое нужно сказать, и я скажу все сразу, а потом буду молчать, если ты этого захочешь.

Он посмотрел на свои ладони на перилах, стальное кольцо сияло в свете свечи. Мое горло сжалось.

— Ро, — начала я. — Прости. Прости за все, что произошло, за мое участие в этом. Прости за то, как я поступила с тобой у Бенуа. Это было холодно и неправильно. И я соврала тебе. Я… ощущаю к тебе то, что и ты. Ко мне. Ты мне не безразличен. Я думаю, что ты хороший, сильный, добрый. И я еще ни с кем столько не смеялась, как с тобой. Просто… я ужасно умею любить. У меня нет опыта. Мне и не нужен был такой опыт, — я спешно протерла глаза, чтобы убрать выступившие слезы. — Я не прошу о втором шансе. Я прошу хотя бы когда-нибудь простить меня за то, что я была королевой, когда нужно было вести себя иначе.

Он повернул голову ко мне, но теперь я отводила взгляд, смотрела на невидимое зеро. Я вдохнула и продолжила, зная, что, если остановлюсь, начать уже не смогу.

— И прости за Лиля. Великий Свет, Ро, мне так жаль. Он был гением, он не предал нас или ваш народ. Он хотел лучшего для себя и своей страны, никто не может винить его за это. Если бы я могла вернуться назад, поступить иначе… — я кашлянула и снова вытерла глаза. — Спрашивай, если что-нибудь нужно, Ро. Я знаю, что значит горе. Я знаю, как убегать из дома, когда позади остается лишь смерть. Как скучать по всему. Я… я принесла… Я принесла кое-что, что может помочь.

Я вытащила из мешка самодельные пои. Он склонил к ним голову в тусклом свете.

— Не знаю, правильные ли они, — сказала я. — Наверное, не той длины, не того веса. И сделаны не так. Может, если сходишь к кузнецам, они сделают пару лучше…

Он резким и быстрым движением прошел два шага ко мне, обхватил ладонями мое лицо, прижался яростно губами к моим. Пои выпали из моих рук. Мой тихий вскрик затерялся в его поцелуе, и я на миг вспомнила о здравомыслии. Потрясенная, переполненная эмоциями, я напряглась, а потом прижалась к нему, впилась в расстегнутый воротник его туники. Его теплые ладони прижимались к моему лицу, большие пальцы гладили мои скулы. Я закрыла глаза, крепче впилась в его воротник. Его ладони скользнули в мои волосы, он провел пальцами по коротким прядям у моей шеи. Он отдвинулся на дюйм, его грудь вздымалась и опадала от быстрого дыхания. Я застыла, не в силах понять, что произошло.

Быстрый переход