Loading...
Изменить размер шрифта - +
И оказался бы не прав, потому что это сделал действительно он, произнеся в нужный момент и в нужное время всего лишь одну длинную и непонятную, очень странно прозвучавшую фразу. И то, что этот прохожий знал, где, когда и какие фразы нужно произносить, чтобы обыкновенные с виду люди, ни слова не говоря, молча и остервенело принимались убивать друг друга, ставило его в общий ряд с опаснейшими бойцами; с теми, кому не нужно оружия, чтобы защищаться и побеждать; с теми, кто оружие сам по себе. И главное, что прохожий это слишком хорошо понимал.

Он приблизился, вышагивая все так же неторопливо и с достоинством: а куда теперь ему было спешить? — к контрольно-пропускному пункту, где спокойно покуривали двое: сержант и майор.

Майор, дурея потихоньку от жары, с показным равнодушием во взоре наблюдал за прохожим, ожидая, когда тот полезет в карман шорт за пропуском и без особого воодушевления размышляя, что вот было бы неплохо этого интеллигента из шорт вытряхнуть, в сапоги и в наряд к котлам на кухню, а то развели тут, понимаешь, Монте-Карло, а мы страдай… Но прохожий не стал доставать пропуск. Войдя в домик КПП, он остановился перед «вертушкой», приветливо улыбнулся, после чего произнес:

— ТА-А-ОТ ОЛИВА МОШТ.

Черты потных лиц майора и сержанта разгладились и затвердели. Глаза опустели.

Майор выпрямился, уронив табурет, медленным движением вытащил из чехла штык-нож и так же медленно, хотя и аккуратно перерезал горло сержанту. Сержант, не издав ни звука, свалился ему под ноги. После чего майор перерезал горло самому себе. И тяжело осел на дергающегося сержанта, с всхлипом выпустив из легких последний воздух.

Прохожий в синей кепке постоял, словно о чем-то важном задумавшись, потом вышел за периметр части.

У ворот он снова на минуту задержался, снял кепку, чтобы утереть выступивший на лысом черепе пот, снова натянул ее, пряча темные округлой формы пятна вокруг макушки, потом достал из кармана баллончик с колпачком пульверизатора и, по-прежнему никуда не торопясь, старательно вывел краской над одной из жестяных звезд два слова: «Я ВЕРНУСЬ».

Через час он выбрался на шоссе Кириши-Петербург и остановил попутку до Города.

 

Глава вторая

 

В отдельном кабинете ресторана «Невские берега» за бокалом игристого шампанского между полномочными представителями двух могущественных ведомств состоялся следующий разговор.

Представитель ФСК (Федеральная Служба Контрразведки): Сегодня, уважаемый коллега, нам предстоит обсудить еще один вопрос.

Представитель ЦРУ (Центральное Разведывательное Управление): И я, уважаемый коллега, даже догадываюсь, о чем пойдет речь. «Свора Герострата»?

Представитель ФСК: Многое я бы отдал, чтобы узнать имя вашего информатора.

Представитель ЦРУ: Его настоящее имя вам все равно ничего не скажет.

Представитель ФСК: Вы думаете?

Представитель ЦРУ: Я уверен.

Представитель ФСК: Это интересно. Но вернемся к делу. Думаю, не раскрою большого секрета, если скажу вам, что с программой «Свора Герострата» у нас возникли определенного рода трудности.

Представитель ЦРУ: Подопытный кролик научился открывать клетку?

Представитель ФСК: Если бы только это…

Представитель ЦРУ: Мы в курсе ваших проблем, уважаемый коллега. И я вас хорошо понимаю. Мало приятного, когда какой-нибудь проект выходит из-под контроля. А насколько нам известно «Свора Герострата» — это был ОЧЕНЬ серьезный проект.

Представитель ФСК: Очень серьезный и перспективный. Если бы не «лампасы» с их амбициями, если бы программу и Центр передали нам…

Представитель ЦРУ: Все это не предмет для серьезного разговора, уважаемый коллега. И замечу лишь, что так как ваше ведомство переживает сегодня не лучшие времена, то даже мы при всей нашей информированности не возьмемся предсказать, чем для вас обернулась бы экспроприация Центра при данном развитии ситуации.

Быстрый переход