Loading...
Загрузка...

Изменить размер шрифта - +
Любое сотрудничество начинают с доверия. Мы доверяем вам, вы доверяете нам. Чем плох расклад?

Представитель ФСК: Уважаемый коллега, я предлагаю тост за доверие.

Представитель ЦРУ: С воодушевлением вас поддерживаю!

 

Глава третья

 

— Боря, возьмешь меня замуж?

Я остановился в положении «брюки натянуть»: одна нога уже в штанине, другая согнута на весу.

— Почему бы и нет? — отвечал я невозмутимо. — Тогда, надеюсь, редкое удовольствие сменится доброй привычкой.

Елена засмеялась, разглядывая меня с постели светящимся очень таким женским взглядом. Она лежала, натянув простыню до подбородка и заложив руки за голову.

— Знаешь, — сказала Елена, — мне как-то нагадали, что первый мужчина, которому я задам этот вопрос, именно так на него ответит.

— Интересно, — усмехнулся я, осторожно продел в брюки вторую ногу и взялся за ремень, — и кто же тебе так точно нагадал? Цыганка в цветастом платке? Астролог в колпаке и мантии?

— Вот и нет. Никогда не догадаешься.

— И с трех раз не догадаюсь?

— И с трех, и с десяти. Не маг, не факир, не астролог, не цыганка.

— Ну тогда «Книга перемен». Или компьютерная программа, ее заменяющая.

— Совсем холодно.

— Сдаюсь! — я расправил небрежно отброшенную вчера ночью футболку.

Елена смилостивилась:

— Помнишь, — начала она, — в середине мая меня гоняли в командировку. В Одессу…

Я снова застыл. Теперь уже по другой причине. Как всегда при упоминании о том нелегком периоде моей жизни у меня захолодило в груди, и самым постыдным образом изъявили желание затрястись поджилки, но теперь-то я умел быстро подавлять связанные с ним неприятные ощущения. Все равно, конечно, еще подергивает, но не обрывать же Елену окриком. Она-то ни в чем не виновата, а знать, что я пережил за те три длинных майских дня, пока была она в командировке, ей и вовсе ни к чему.

— Ну, а дальше?

— Там я познакомилась с одним очень интересным человеком.

— Надеюсь, у него имеются тройной подбородок, необъятный живот и мешки под глазами?

Елена прыснула.

— Зачем тебе, чтобы у него были… тройной подбородок, живот и мешки?

— В случае, если он отягощен всеми вышеперечисленными недостатками, было бы смешно с моей стороны ревновать тебя к подобному чудовищу.

— Борька, ты невыносим! Это средних лет мужчина: крепкий, уверенный в себе. Очень умный и предупредительный.

— Надо же, каков букет положительных качеств! А крыльев у него нет?

— Крыльев нет. И нимба вокруг головы, успокойся, тоже.

— Зато он, без сомнения, красив той уникальной красотой, которую мужчина приобретает, вступая после четвертого десятка в период своей последней и самой притягательной для женщин всех возрастов зрелости. А легкая благородная седина висков лишь подчеркивает благородство его благородного профиля, не говоря уже о благородном анфасе.

— Ты дашь мне рассказать или нет?

— Рассказывай-рассказывай, — я покончил с одеждой и теперь с сомнением изучал свое отражение в зеркале: шевелюра явно требовала срочной обработки ножницами.

Я пригладил волосы.

— Во-первых, нет у него никаких седых висков, — продолжала Елена. — Тут ты промахнулся, или, как это у вас, военно-полевых мужланов принято говорить, попал в самое молоко. Он совершенно лыс. И тебе, конечно, в этом смысле не чета: можешь злорадствовать. Ну и видно, вообще побитый жизнью мужчина. Хотя и предпочитает особенно о своем прошлом не распространяться.

Быстрый переход
Мы в Instagram