Loading...
Загрузка...

Изменить размер шрифта - +
Гладкую, всего два месяца назад покрытую белой краской поверхность дерева уже безжалостно разъела соль. Кожа самого моряка загрубела от постоянного соприкосновения с веревками и канатами корабельных снастей. Дэйн проверил свой пульс – немного участившийся, он все‑таки продолжал оставаться довольно ровным. Марш несколько раз старательно моргнул, но странное громадное нечто не исчезло.

«Ладно. Все равно я знаю, что я не псих. Я не сплю, не грежу наяву. Поэтому, даже если на свете и не может существовать никакой такой штуковины, она несомненно существует и находится там. Я ее вижу, глаза у меня в порядке, значит, все верно».

Тут Дэйн сделал в рассуждениях следующий шаг.

«Значит, – сказал себе Марш, – если ни одна из стран, существующих на Земле, ничего подобного не производила, то… этот объект прилетел к нам… оттуда!»

Он вдруг почувствовал, что руки и ноги его, несмотря на тропическую жару, покрылись гусиной кожей. В одно‑единственное мгновение Марш, обгоняя несмелых ученых, только еще строивших теории о том, что, может быть, существует там , представил вдруг себе, что там и правда что‑то существует .

И тут новая мысль точно плетью ожгла Дэйна: «А я‑то думал, что меня больше не ожидают настоящие приключения!»

Но буквально следом за ней другая мысль посетила Дэйна, будто окатив его ушатом ледяной воды. Раз эти существа столь долгие годы не желали, чтобы на Земле знали об их существовании, то теперь им едва ли понравится, что какой‑то тип наблюдает за ними. Однако Маршу не хотелось верить, что намерения обитателей гигантского корабля могут быть недобрыми. С чего это вдруг? Такое судно наверняка предназначено для межгалактических путешествий, разве его пассажирам есть какое‑то дело до него, Дэйна Марша, стоящего на палубе маленькой лодчонки? Да им плевать на «Морского бродягу» и его капитана, так же как последнему плевать на летающую рыбу. (Так, так, так! А что он сам делает, если ранним утром на палубу попадает такая рыбина? Обычно отпускает в море, а если… если хочет есть, то с удовольствием готовит рыбешку себе на завтрак.)

Движения Дэйна Марша были быстрыми и уверенными. Он постарался как можно скорее изменить курс. Любопытство любопытством, но наблюдать за всякими там межгалактическими «акулами» предпочтительнее со значительного расстояния. Он вовсе не испытывал желания закончить свою жизнь на какой‑нибудь межпланетной сковородке.

Руки Марша, державшие веревку, точно налились свинцом. Вдруг откуда‑то возник странный, жужжащий звук и назойливо зазвенел в ушах. Дэйн остро чувствовал, что промедление подобно смерти, но поделать с собой ничего не мог, тело его точно плыло в море из ваты. Он оказался не в силах даже оторвать от палубы ногу. Ощущение полной нереальности происходящего вновь вселило в Марша опасения за свой рассудок.

«Так это все‑таки галлюцинация? Дурной сон, превращающийся в ночной кошмар!»

Сделав отчаянное усилие, Дэйн повернул голову, чтобы видеть огромный корабль пришельцев. Он разглядел медленно открывшийся люк, из которого тотчас же засиял ослепительный свет. Марш упал на палубу, но упорно пытался подняться, изо всех сил напрягая мышцы.

Тут палуба качнулась, точно на нее ступил кто‑то чужой, неизвестный, заставивший испугаться даже «Морского бродягу». Впрочем, все это происходило уже как бы и не с Дэйном. То есть где‑то в глубине его окутанного сном сознания вспыхивала тревожным маячком мысль об опасности, но это его будто вовсе и не касалось.

Случилось все в стороне от морских и воздушных путей, и ни один человек на Земле не видел, как, вспыхнув напоследок ярким светом, исчез, точно в мановение ока, гигантский космический корабль, словно бы растаяв в небе над равнодушным ко всему Тихим океаном. Спустя пять недель «Морского бродягу», дрейфовавшего по воле волн без единого человека на борту, обнаружила прогулочная яхта с Гавайских островов.

Быстрый переход
Мы в Instagram