Изменить размер шрифта - +
Но когда он перешел в Центр нейропсихиатрических исследований на должность младшего научного сотрудника, в его отношениях с сестрами вновь появилась формальная строгость, что было признаком его нового статуса.

Но тут что‑то совсем другое: сестра околачивается вокруг да около – видно, хочет просто постоять рядом с ним, потому что он излучает некую ауру солидности. Потому что все в больнице знают, что должно произойти.

Глядя в окно, сестра сказала:

– Ну вот и он.

Моррис вскочил и посмотрел в окно. К зданию подкатил синий полицейский фургон, развернулся и встал на стоянке для санитарных машин.

– Ну и отлично, – сказал он. – Сообщите на седьмой этаж и скажите, что мы скоро будем.

– Хорошо, доктор.

Медсестра ушла. Двое санитаров открыли настежь служебную дверь.

Они ничего не знали о Бенсоне. Один из них обратился к Моррису:

– Вы его ждете?

– Да.

– На обследование?

– Нет, прямо в приемный покой.

Санитары кивнули и стали смотреть, как водитель фургона – офицер полиции – подошел к задним дверцам и распахнул их. Из фургона показались два полицейских. На ярком солнечном свете они сощурились. Потом показался Бенсон.

Как всегда, Морриса поразила его внешность. Бенсон был плотным мужчиной тридцати четырех лет, вечно с каким‑то изумленно‑виноватым видом. Он стоял у фургона, держа перед собой закованные в наручники ладони, и озирался по сторонам. Увидев Морриса, он сказал: «Привет!» – и стал смущенно глядеть в другую сторону.

– Вы здесь начальник? – спросил один из полицейских.

– Да. Я доктор Моррис.

Полицейский махнул рукой на двери больничного корпуса.

– Покажите куда идти, доктор.

– Будьте любезны, снимите с него наручники, – попросил Моррис.

Бенсон метнул взгляд на Морриса и снова отвернулся.

– У нас на этот счет нет никаких инструкций, – полицейские переглянулись. – Ну, наверное, можно.

Пока они снимали наручники, водитель принес Моррису заполненный протокол в папке. Протокол назывался: «Перевод подозреваемого под надзор (медицинский)». Моррис поставил свою подпись.

– И здесь, – сказал водитель.

Моррис еще раз расписался и посмотрел на Бенсона. Бенсон стоял спокойно, почесывая запястья и глядя прямо перед собой. Будничность совершенного ритуала, все эти бланки и подписи вызвали у Морриса ощущение, что ему доставили посылку экспресс‑почтой. Он даже подумал, не кажется ли Бенсон самому себе этой посылкой.

– Вот и ладно, – сказал водитель. – Спасибо, док.

Моррис повел обоих полицейских и Бенсона в больницу. Санитары закрыли за ними двери. Медсестра подкатила кресло на колесиках, и Бенсон уселся в него. Полицейские явно сконфузились.

– Таков порядок, – пояснил Моррис.

Все двинулись к лифту.

Лифт остановился на втором этаже – в вестибюле. Человек шесть‑семь посетителей дожидались лифта, чтобы подняться на верхние этажи, но несколько растерялись, увидев в кабине Морриса, Бенсона в кресле‑каталке и двух полицейских.

– Пожалуйста, поезжайте на другом лифте, – попросил Моррис вежливо.

Двери лифта закрылись. Кабина поползла вверх.

– А где доктор Эллис? – заинтересовался Бенсон. – Я‑то думал, он тоже будет меня встречать.

– Он в операционной. Скоро освободится.

– А доктор Росс?

– Вы увидите ее на презентации.

– Ах да! – улыбнулся Бенсон. – Презентация! Полицейские обменялись подозрительными взглядами, но промолчали. Лифт добрался до седьмого этажа, и все вышли.

Быстрый переход
Мы в Instagram