Loading...
Изменить размер шрифта - +
В его голосе не было ни капли беспокойства, только едва сдерживаемая злость. Линдси лишь покачала головой, продолжая, молча, смотреть на него. Нетерпеливо выругавшись, он взял ее за руку и дернул вверх, значительно оторвав от земли, прежде чем поставить на ноги. — Вы что, совсем не видите, куда идете? — спросил он, быстро тряхнув ее, и только потом отпустил.

 Мужчина не был гигантом, как сначала показалось Линдси. Он определенно был высок — наверно на целый фут выше ее — но вряд ли походил на ломающего кости великана или призрака сатаны. Она начала чувствовать себя больше глупой, чем напуганной.

 — Я очень сожалею, — начала Линдси. Она полностью осознавала, что была виновата, и готова была это признать. — Я смотрела, но я не…

 — Смотрели? — прервал он ее. Нетерпение в его голосе едва перекрывало нарастающую, жестко контролируемую ярость. — Тогда вам, возможно, пора носить очки. Готов поспорить, ваш отец заплатил за них приличные деньги.

 Резко ударила молния, расчертив небо белой полосой. Линдси возмутил его тон даже больше, чем сами слова.

 — Я не ношу очки, — возразила она.

 — Вполне возможно, вам надо их носить.

 — У меня прекрасное зрение.

Она откинула прядь волос со лба.

 — Тогда вам следует лучше знать, как нужно переходить улицу.

 Она свирепо уставилась на мужчину, пока по ее лицу катились дождевые капли. Удивительно, почему они не превращаются в пар?

 — Я извинилась, — огрызнулась она, уперев руки в бока. — Или, по крайней мере, начала, прежде чем вы набросились на меня. Если ждете, что я буду перед вами пресмыкаться, то можете забыть об этом. Если бы вы не сигналили так резко, я бы не поскользнулась и не свалилась в эту дурацкую лужу. — Она пыталась оттереть джинсы, но безрезультатно. — Полагаю, вам даже не пришло в голову извиниться самому.

 — Нет, — тут же ответил он, — не пришло. Я вряд ли виноват в вашей неуклюжести.

 — Неуклюжести? — повторила Линдси. Ее глаза округлились и стали просто огромными. — Неуклюжести? — на этот раз ее голос треснул. Для нее не существовало более гнусного оскорбления. — Да как вы смеете!

 Она могла стерпеть падение в лужу, могла выдержать грубость, но обвинений в неуклюжести Линдси не потерпит.

 — Да вы самое жалкое подобие мужчины, которое я когда-либо встречала! — Теперь ее лицо пылало от гнева. Она нетерпеливо откинула волосы, которые из-за дождя падали ей на лицо. На фоне разрумянившейся кожи ее глаза казались неправдоподобно голубыми. — Вы чуть не наехали на меня, напугали до смерти, из-за вас я упала в лужу, вы отчитали меня, будто я близорукий ребенок, а теперь еще смеете называть меня неуклюжей!

 От ее пламенной речи его брови удивленно взмыли вверх.

 — На воре и шапка горит, — пробормотал он, затем огорошил Линдси тем, что взял ее за руку и потянул за собой.

 — Что это вы делаете? — требовательно спросила Линдси.

Она попыталась сказать это невозмутимо, но вышло как-то слишком пискляво.

 — Ухожу с проклятого ливня. — Он открыл дверь со стороны водителя и бесцеремонно усадил ее внутрь. Автоматически Линдси передвинулась на пассажирское сиденье, освобождая ему место. — Я же не могу оставить вас мокнуть под дождем, — добавил он резким тоном, садясь за руль, затем захлопнул дверь, оставляя бурю снаружи.

 Он провел пальцами сквозь густые волосы, которые из-за дождя теперь липли ко лбу. Его руки мгновенно приковали к себе взгляд Линдси.

Быстрый переход