Loading...
Изменить размер шрифта - +
 — Рут, я хочу попросить тебя оставить нас на минуту. Мне нужно кое-что обсудить с этой леди.

 — Конечно.

 Прежде чем Рут смогла отойти, Линдси взяла ее за руку.

 — Подожди. — Она подняла со стола розу, которую кинули к ее ногам после выступления, и протянула ее Рут. — Для новой Ариэль, в один прекрасный день.

 Потеряв дар речи, Рут посмотрела на розу, затем на Линдси. Выражение ее глаз было красноречивее всяких слов, когда она лишь кивнула в знак благодарности и покинула комнату.

 — Ах, моя маленькая пташка. — Ник взял руку Линдси и поцеловал ее. — С таким огромным сердцем.

 В ответ она сжала его пальцы.

 — Но ведь ты действительно выберешь ее. Может, три года спустя, а может и два.

 Он кивнул.

 — Некоторые просто созданы для подобных ролей. — Он встретился с ней взглядом. — Но у меня никогда не будет более совершенной Ариэль, чем та, с которой я танцевал этим вечером.

 Линдси слегка подалась вперед, чтобы их лица стали ближе.

 — Ник, ты меня очаровываешь? А я-то думала, что с букетами на сегодня покончено.

 — Я люблю тебя, ptichka.

 — Я люблю тебя, Ники.

 — Окажешь мне одну услугу?

 Она улыбнулась, снова откинувшись на спинку стула.

 — Как я могу тебе отказать?

 — Я хотел бы, чтобы ты сегодня еще кое с кем встретилась.

 Линдси наградила его добрым усталым взглядом.

 — Я могу лишь молиться, чтобы это не оказался очередной репортер. Я встречусь с кем тебе угодно, — неосторожно согласилась она. — Если только ты не ждешь, что я пойду на вечеринку.

 — От этого ты освобождена, — сказал он, царственно кивнув головой.

 Ник подошел к двери, открыл ее, затем повернулся и бегло взглянул на Линдси.

 Она сидела на стуле явно очень уставшая. Волосы свободно спадали на плечи и белое платье, глаза выглядели экзотичнее из-за наложенного макияжа. Она улыбнулась ему, но он вышел, не сказав больше ни слова.

 Линдси тут же закрыла глаза, но вдруг у нее по спине пробежали мурашки, а в горле пересохло, как перед первым выходом на сцену. Она уже знала, кто находится с ней в комнате, когда открыла глаза.

 Она поднялась, когда Сет закрыл за собой дверь, но делала это медленно, будто измеряла дистанцию между ними. Линдси снова была настороже, будто резко проснулась от долгого, спокойного сна. Она вдруг почувствовала, как сильно в комнате пахнет цветами, превратившими комнату в разноцветную палитру. Линдси заметила, что Сет похудел, но он стоял все так же прямо, а его взгляд оставался таким же серьезным. Она поняла, что ее любовь к нему нисколько не уменьшилась.

 — Здравствуй. — Линдси попыталась улыбнуться. Сжав руки в замок, она думала о том, что ему очень идет костюм. Но она так же помнила, насколько правильно он выглядел в джинсах и фланелевой рубашке. У Сета Банниона было так много сторон. И она любила их все.

 — Ты была великолепна, — сказал Сет. Он не подходил к ней, лишь стоял, будто обрисовывая глазами каждый дюйм ее тела. — Но, полагаю, сегодня ты слышала эти слова слишком часто.

 — Никогда не бывает слишком часто, — ответила она. — Особенно от тебя. — Она хотела подойти к нему, но внутри нее до сих пор жила боль, и расстояние между ними казалось слишком большим. — Я не знала, что ты приедешь.

 — Я попросил Рут ничего не говорить. — Он прошел дальше в комнату, но пропасть все еще казалась огромной. — Я не пришел повидать тебя перед выступлением, так как подумал, что это может расстроить тебя.

Быстрый переход