Loading...
Изменить размер шрифта - +
Ни на кого не глядя, они направились к мертвому мытарю. Подошли, подхватили его за руки и поволокли к выходу.

– Погодите! – окликнул их Громол.

Верзилы остановились. Он быстро приблизился к мытарю, нагнулся, вынул у того из горла свой кинжал, отер лезвие об одежду мертвеца и вложил кинжал в ножны.

Кабацкие охоронцы подождали, пока он закончит, а потом потащили свою ужасную ношу к двери. Громол же вернулся за свой стол.

Глеб смотрел на все это, раскрыв от изумления рот. Рядом вздохнул Васька Ольха:

– Не повезло мытарю. Ой, не повезло.

Глеб сглотнул слюну и спросил севшим от пережитого ужаса голосом:

– Что с ним случилось?

– Оборотень, видать, цапнул. Ты молодец, сразу заметил, что с ним чего‑то не так. А эти олухи брагу с ним пили.

Глеб недоверчиво покосился на Ваську.

– Ты хочешь сказать, что мытаря укусил оборотень и что он сам теперь превратился в оборотня?

– Да ты ведь сам видел. Хорошо, что в кружале был Громол. Не случись его – этот гад многих бы подрал.

Глеб попытался переварить все услышанное. Затем глянул на сидящего в нише мужчину. Громол ел блины и запивал их брагой, и делал это с таким видом, будто ничего особенного не случилось.

Выглядел он как повидавший виды рыцарь из средневековой легенды. Лицо спокойное и мужественное. Серые глаза смотрят открыто и бесстрашно. Борода короткая, пронизанная серебристыми паутинками седины. Длинные темно‑русые волосы откинуты со лба и свободно лежат на плечах. Посадка головы гордая, словно у обедневшего аристократа.

Одежда странная, совсем не купеческая: грубая замшевая куртка, сапоги с высокими голенищами. На столе – кожаная шапка, похожая на ратный шелом.

– Кто этот человек? – тихо спросил Глеб, кивнул подбородком на Громола.

– Охотник‑промысловик, – ответил Васька Ольха. – Живет в лесу один, с людьми не знается. Приезжает в город, чтобы сбыть купцам пушнину и битую дичь. После заходит в кружало, выпивает кувшин браги и уходит обратно в лес. В народе кажут, мать его от лешего прижила.

Васька взялся за кувшин.

В последующие полчаса Глеб ничего не говорил, а только пил. Когда его уже основательно развезло, Васька вдруг наклонился к его уху и громко шепнул:

– Княжевы охоронцы!

В кружало, переступив через широкий дубовый порог, шагнули четверо рослых мужчин. Бородатые, чистые, в мягких сапожках и в темных стеганых подкладах, поверх которых поблескивала кольчуга и сияли медные нагрудники. На поясе у каждого – по мечу. В руках – двуострые бердыши. А вид до того грозный и внушительный, что даже буйные пьяницы притихли и вжались в лавки, стараясь стать мельче и незаметнее.

Охоронцы остановились перед столом, за которым сидели Глеб и Васька Ольха. Один из четверки выдвинулся вперед, грозно взглянул на Орлова из‑под мохнатых бровей и рыкнул:

– Это ты – чужеземец?

– Допустим, – ответил Глеб дрогнувшим голосом. – А вы кто?

– 

Бесплатный ознакомительный фрагмент закончился, если хотите читать дальше, купите полную версию
Быстрый переход