Loading...
Загрузка...

Изменить размер шрифта - +
На самом же деле он уяснил жизнь Нового Света лишь после того, как столкнулся с нею на личном опыте.

Теперь же, проезжая в своем экипаже по зловонным улицам Порт-Ройяла и кивая из окна кланяющимся простолюдинам, сэр Джеймс поражался тому, сколь многое стал воспринимать как нечто естественное и заурядное. Он смирился с жарой, мухами, противными запахами, с воровством и с коммерцией, нарушающей законы, с вульгарными манерами пьяных каперов. Губернатор приспособился к тысяче мелочей и научился спать под пронзительные вопли и выстрелы, каждую ночь раздающиеся в порту.

Но все-таки некоторые вещи до сих пор его раздражали, и самая неприятная сейчас сидела в карете напротив него.

Коммандер Скотт, глава гарнизона форта Чарльз и самозваный блюститель изысканных манер, смахнул с мундира невидимую пылинку и сказал:

— Надеюсь, ваше превосходительство прекрасно провели вечер и теперь пребываете в хорошем настроении, подходящем для утренней церемонии.

— Я спал неплохо, — пробурчал сэр Джеймс и в сотый раз подумал, насколько же рискованнее становится жизнь на Ямайке, когда в комендантах у тебя вместо серьезного военного щеголь и глупец.

— Мне сообщили, что этот арестант, Леклерк, и все прочее к казни подготовлено, — произнес коммандер Скотт, поднеся к носу надушенный кружевной платочек и слегка вздохнув.

— Прекрасно, — отозвался сэр Джеймс, хмуро глядя на своего спутника.

— Хотелось бы заметить также, что ровно в этот самый момент в порт входит торговое судно «Годспид». Среди его пассажиров — мистер Хэклетт, прибывший, дабы служить вам на должности секретаря.

— Помолимся же, чтобы он не оказался таким же дурнем, как предыдущий, — сказал сэр Джеймс.

— Воистину, — согласился коммандер Скотт, а затем, к счастью, погрузился в молчание.

Карета въехала на Хай-стрит-сквер, где уже собралась толпа зевак, желающих поглазеть на казнь. Когда сэр Джеймс и коммандер Скотт вышли на улицу, из толпы раздались приветственные возгласы.

Сэр Джеймс коротко кивнул. Коммандер отвесил глубокий поклон.

— Я вижу превосходное собрание, — заметил коммандер. — Меня всегда воодушевляет присутствие стольких детей и юношей. Это станет для них должным уроком. Как вы полагаете?

Сэр Джеймс буркнул в ответ нечто неразборчивое. Он прошел вперед и остановился рядом с тенью, отбрасываемой стационарной виселицей, установленной на Хай-стрит и постоянно использующейся. Небольшая балка с крепкой веревочной петлей, висящей футах в семи над землей, была перекинута между двумя опорами.

— Где осужденный? — раздраженно спросил сэр Джеймс.

Преступника не было видно. Губернатор стал ждать с явным нетерпением, то сцепляя, то расцепляя руки, заложенные за спину. Наконец послышался барабанный бой, предвещающий появление повозки. Через несколько мгновений раздались крики, хохот зевак. Толпа завидела повозку и расступилась.

Осужденный Леклерк держался прямо, хотя руки ему связали за спиной. На нем была серая полотняная рубаха, забрызганная всякой дрянью, что летела из толпы, потешающейся над ним. Но все же он стоял, высоко подняв голову.

Коммандер Скотт наклонился к уху губернатора.

— Этот тип недурно держится, ваше превосходительство.

Сэр Джеймс снова что-то невнятно буркнул.

— Невольно начинаешь думать лучше о человеке, умирающем с изяществом.

Элмонт промолчал. Повозка подъехала к виселице и развернулась так, чтобы осужденный оказался лицом к толпе.

Палач, Генри Эдмондс, подошел к губернатору и низко поклонился.

— Доброе вам утро, ваше превосходительство, и вам, коммандер Скотт. Имею честь представить вам осужденного, француза Леклерка, недавно приговоренного королевским судом.

Быстрый переход
Мы в Instagram