Loading...
Загрузка...

Изменить размер шрифта - +

— Заканчивай с этим побыстрее, Генри, — прервал его сэр Джеймс.

— Всенепременно, ваше превосходительство.

Уязвленный палач поклонился еще раз и вернулся к повозке. Он поднялся на нее и накинул петлю на шею Леклерку, потом обошел телегу и встал рядом с мулом. В толпе вмиг воцарилась тишина, затянувшаяся, пожалуй, слишком надолго.

В конце концов палач резко развернулся и рявкнул:

— Тэдди, паршивец, а ну пошевеливайся!

Молодой парнишка, сын палача, тотчас выбил барабанную дробь. Генри снова повернулся лицом к толпе. Он высоко поднял хлыст и стегнул мула. Повозка с грохотом покатила прочь, а приговоренный остался висеть, брыкаясь и раскачиваясь.

Сэр Джеймс наблюдал за агонией. Он слышал хрипы Леклерка и видел, как побагровело его лицо. Француз принялся судорожно дергаться, раскачиваясь в паре футов над размокшей землей. Глаза его словно готовы были вылезти из глазниц, а язык вывалился изо рта. Тело начало извиваться в конвульсиях.

— Ну что ж, — произнес в конце концов сэр Джеймс и кивнул толпе.

Двое крепких парней, друзей приговоренного, тут же кинулись к нему. Они ухватили француза за извивающиеся ноги и повисли на нем, в надежде сломать ему шею и дать милосердный быстрый конец. Но эти люди оказались непривычны к такой работе, а пират был крепок. Он так сильно бился в конвульсиях, что даже проволок их по грязи. Предсмертные судороги продолжались еще несколько секунд, потом тело наконец-то обмякло.

Доброжелатели отступили. По ногам Леклерка в грязь стекла струйка мочи. Тело повешенного раскачивалось на веревке, постепенно замирая.

— Воистину хорошая казнь, — с широкой улыбкой произнес коммандер Скотт и сунул палачу золотую монету.

Сэр Джеймс развернулся, забрался обратно в карету и подумал, что он крайне голоден. Чтобы еще подстегнуть аппетит, а заодно отбить городское зловоние, он позволил себе нюхнуть щепотку табаку.

 

Идея остановиться в порту и взглянуть, сошел ли уже на берег новый секретарь, принадлежала коммандеру Скотту. Карета подъехала к пристани, насколько было возможно. Кучер знал, что губернатор предпочитает не ходить сверх совершенно необходимого. Он открыл дверцу, сэр Джеймс скривился и вышел на зловонный утренний воздух.

Навстречу ему попался мужчина лет тридцати с небольшим, который, как и сам губернатор, потел в плотном дублете. Он поклонился и поприветствовал сэра Джеймса.

— С кем имею честь разговаривать? — поинтересовался Элмонт, слегка поклонившись.

Он давно уже не сгибался низко из-за боли в ноге, да и в любом случае не любил напыщенность и всяческие церемонии.

— Чарльз Мортон, сэр, капитан торгового судна «Годспид», из Бристоля.

Капитан предъявил свои бумаги. Элмонт даже не глянул в них.

— Какой у вас груз?

— Тонкое сукно из Вест-Кантри, ваше превосходительство, стекло из Стоурбриджа и изделия из железа. Грузовой манифест в руках у вашего превосходительства.

— Пассажиры есть?

Губернатор развернул манифест и понял, что забыл дома очки. Список превратился в размытое черное пятно. Сэр Джеймс раздраженно взглянул на документ и сложил его обратно.

— Со мной прибыл мистер Роберт Хэклетт, новый секретарь вашего превосходительства, и его супруга, — ответил Мортон. — Также я привез восемь свободнорожденных простолюдинов, желающих вести торговлю в вашей колонии, а еще — тридцать семь преступниц, которых лорд Эмбриттон из Лондона прислал колонистам в жены.

— Он очень любезен, — сухо произнес Элмонт.

Время от времени какой-нибудь чиновник из какого-нибудь крупного города Англии устраивал пересылку женщин-преступниц в колонии. Это была обычная уловка, нацеленная на то, чтобы не тратиться на их содержание в тюрьме, у себя дома.

Быстрый переход
Мы в Instagram