Loading...
Изменить размер шрифта - +

Было из-за чего!

Издалека вдоль ущелья словно шевелилась сама земля, но стоило чуть приглядеться – и земля та оказывалась змеями, упорно двигающимися в сторону путников. Породу змей разобрать пока было невозможно, однако их было много, просто невероятно много. Столько гадов сразу не видел, наверное, никто и никогда. Змеи ползли, порою перевивались друг с другом, занимали всю ширину ущелья, и была в их движении целеустремленность, неудержимость, каковая, скажем, бывает у идущего на нерест лосося.

Люди в экспедиции подобрались неробкого десятка, но причем здесь смелость? Смерть приближалась к людям в своем весьма отвратительном обличии, и никаких шансов на победу просто не было и не могло быть.

Пройти через прущий навстречу живой ковер было делом невозможным, оставаться на месте – самоубийственным.

– Исчадия адовы! – провозгласил отец Александр, выставляя перед собой крест.

Не подействовало. Видно, враг человеческого рода не имел в данный момент к происходящему ни малейшего отношения.

– Назад! – наконец, скомандовал Кречетов.

Лошади уже беспокойно пряли ушами, тревожились, чуяли подступавшую опасность и в любой момент могли удариться в панику.

В принципе, догнать конных змеи не могли, но до головных гадов было уже сотни полторы саженей, и поневоле хотелось увеличить расстояние.

Отступали намного быстрее, чем двигались вперед, да еще поминутно оглядывались, словно опасаясь настоящей погони. Озеро закончилось, и скоро впереди показалось памятное ущелье. Только на этот раз в нем не клубился туман, и выглядело оно вполне благопристойно.

– Я вот думаю, может, они тут выводят потомство? – предположил Мюллер.

– Может быть, Карл Иванович. Но нам-то с того не легче, – вздохнул Кречетов. – Надо искать обходную дорогу, – и он с тоской посмотрел на окружающие горы.

Вершины стремились ввысь, а люди – не птицы, и летать им не дано. Хотя…

Вроде вон там, в стороне, есть нечто похожее на узкую тропку. Только, идет ли она куда-нибудь, или заканчивается тут же, на ближайшей площадке?

И не видать снизу-то.

Не видать.

 

– Карл Иванович, куда могут направляться эти гады?

– Очевидно, на озеро, – пожал плечами профессор. – Меня больше удивляет другое, Андрей Владимирович: я никогда не слышал, чтобы змеи собирались в одном месте тысячами, вернее, десятками тысяч, и совершали массовые миграции. Им же необходимо питаться, опять-таки, откуда их вообще столько в прилегающих районах гор? Мы даже не знаем, одного ли они вида, или разных?

Впрочем, предлагать проверить хотя бы последний вопрос Мюллер не стал. Он порою вел себя словно ребенок если речь шла о поисках истины, однако всему есть предел.

– А не дальше? – Кречетов был согласен с оценкой профессора, и спрашивал на всякий случай. Вдруг что-то упущено?

– По ту сторону ущелья – безжизненный участок, – напомнил профессор. Он понимал опасения начальника. – Вы не волнуйтесь так, любезный Андрей Владимирович. В любом случае ночью змеи передвигаться не могут, а темнота наступит скоро. Да и оторвались мы порядочно.

– Действительно, – согласился Кречетов. Он больше привык иметь дело с иными опасностями, связанными с людьми, и тут многое не пришло ему в голову.

В любом случае путь через ложбину на долгое время был закрыт. Еще счастье, или же заступничество Бога, что оказались у озера раньше змей. Опоздай на несколько часов – и вполне вероятно, что экспедиция въехала бы в змеиное царство, и вряд ли подобная оплошность обошлась бы без жертв.

Ход мыслей породил новое направление в раздумьях. Допустим, авангард переберется на тропку и сумеет уйти по ней прочь – но ведь скоро сюда прибудет основная часть экспедиции, и ничего не знающий Лоскутов наверняка направится к озеру.

Быстрый переход