Loading...
Изменить размер шрифта - +

Ход мыслей породил новое направление в раздумьях. Допустим, авангард переберется на тропку и сумеет уйти по ней прочь – но ведь скоро сюда прибудет основная часть экспедиции, и ничего не знающий Лоскутов наверняка направится к озеру.

– Есаул!

Буйволов возник рядом сразу, будто только и ждал команды.

– Петр Антонович, возьмите одного казака и отправляйтесь на встречу с Лоскутовым. Необходимо предупредить его об этом… – полковник замялся, подыскивая определение, однако приличного не подыскал, и махнул рукой. – Пусть соблюдает осторожность. А мы попробуем подняться по той тропке.

Офицер посмотрел на указанную командиром тропку и кивнул.

– Сделаю, Андрей Владимирович.

Никаких возражений, есаул был опытным офицером и понимал всю ответственность возложенной на него миссии. Он лишь обернулся к стоящим чуть в отдалении казакам, скользнул взглядом по серьге в левом ухе Ситникова и взглядом подозвал единственного сына у родителей к себе.

– Почему я? – попробовал возмутиться Ситников.

Самый молодой из четверки, даже светлые усики едва пробивались на красном по случаю очередного загара лице, он больше всего хотел отличиться, а тут вместо дальнейшего пути возвращение к оставшимся позади товарищам.

Ситников завидовал старшим товарищам, и не делал из того тайны. Еще бы! На недавней Японской войне Крюков заслужил крест, а Цыганков – целых два. Лишь Миронову поучаствовать не удалось, срок службы пришел, когда боевые действия уже закончились, хотя как раз последний о подвигах думал мало, все больше о подарках, которые он привезет молодой жене. Лучше не купленных, денег тратить жалко, а добытых, как и положено настоящему казаку.

Буйволов лишь взглянул на казака тяжелым взглядом, напоминающим о том, что приказы не обсуждаются.

– Поедем без заводных, – лишь и вымолвил офицер. – Удачи вам, Андрей Владимирович!

– И вам, – отозвался Кречетов.

Прощаться не стали, твердо рассчитывая увидеться в ближайшее время. Как не стали и медлить. Выигрыш во времени, конечно, хорошо, однако его надо использовать насколько возможно.

Ущелье было узким, стены едва не смыкались, и пара камней с добавлением мелочи едва не перекрыло его совсем. Пришлось спешиваться, помогать лошадям перебраться через завал, зато дальше дело пошло лучше.

Скалы повернули еще раз, затем – еще и вдруг срослись, превратились в запирающую дальнейший проход отвесную и высокую стену.

– Что за черт? – невольно выругался Буйволов.

Свернуть с пути в узком скальном проходе было некуда, и заблудиться казаки просто не могли. Тем не менее…

Спешившийся Ситников сразу оказался рядом с преградой, принялся ощупывать, будто надеялся, что камень – всего лишь зрительная иллюзия, а на поверку ничего здесь нет.

– Скала, – растерянно повернулся он к офицеру.

Но ведь не столь давно они проезжали здесь в другую сторону. Правда, висел туман, но с ним, или без него дорога-то была!

Буйволов последовал примеру казака, спрыгнул с коня, стал шарить руками по отвесным стенам, перестав доверять собственным глазам.

Наваждение не исчезло, напротив, стало более осязательным, реальным.

Пути назад больше не было.

 

 

Надо отдать должное – дом был довольно уютным. Двухэтажным, со спальнями наверху и общими помещениями на нижнем этаже. Мебель отличалась некоторой архаичностью, но даже это придавало определенную пикантность. Для полного уюта не хватало только полной кибернетизации, но тут ничего поделать было невозможно, и отсутствие цивилизованных удобств приходилось заменять живой прислугой. Частично – из числа солдат гарнизона, а частично – из инопланетников.

Быстрый переход