Loading...
Изменить размер шрифта - +
— Бог все видит и накажет вас за обман.

Убедившись, что плач и крик бесполезны, я нашла более действенный способ повлиять на госпожу Брук.

— Никто не наказывает принцесс, — спокойным тоном возразила я. — Даже Бог.

— Перед Богом все равны, — отрезала гувернантка. — Бог не делает скидок на знатное происхождение. Решившись на столь ужасную ложь, вы навлечете на себя Божий гнев.

— Тогда вы, госпожа Брук, должны удержать меня от греха и рассказать мне о том, о чем я вас спросила.

В свои четыре или пять лет я была не по годам смышленой и отличалась настойчивым характером.

Госпожа Брук еще немного повздыхала, а потом все мне рассказала.

Я была долгожданным ребенком (это я слышала не реже, чем запрет дотрагиваться до веретён). Когда я родилась, родители устроили пышное торжество и созвали множество гостей, в числе которых было несколько женщин, обладавших колдовскими способностями.

— Вы говорите про фей? — прервала я гувернантку, зная, что госпожа Брук избегает произносить это слово.

Госпожа Брук была очень набожной женщиной. Это выражалось в том, что она верила в ведьм, способных своим колдовством творить зло, но не верила в фей, обращавших волшебство на добрые дела. Уже тогда я знала о феях. Да и все знали, только помалкивали.

— Никаких фей не существует, — возразила госпожа Брук. — Люди просто называют таких женщин феями. Ваш отец пригласил их, надеясь, что они явятся с волшебными подарками. Но одну из них он не позвал — ведьму Мальволию.

Госпожа Брук стала долго и скучно рассказывать всякие подробности, связанные с торжеством. Она говорила про то, какой замечательный выдался день, как высоко в небе стояло солнце, и о важности церемонии крещения. Я закрыла глаза. Она уже собиралась взять меня на руки и отнести в спальню, но тут я проснулась и спросила:

— А когда будет про веретено?

— Я думала, вы уже спите.

Она предложила продолжить рассказ завтра, но я была непреклонна. Хочу знать про веретено! Это привело к длинному перечислению подарков, преподнесенных мне гостями. Я едва не заснула, но сразу же встрепенулась, когда госпожа Брук стала рассказывать про дары фей.

— Виолетта одарила вас красотой, а Ксантия — грациозностью, хотя сомневаюсь, что подобные качества можно подарить.

А почему нельзя? Мне часто говорили, какая я красивая и грациозная.

— Лейла наделила вас музыкальным талантом.

Я мысленно кивнула. Действительно, я неплохо играю на клавикордах... правда, под настроение.

— ...Селия наградила вас острым умом.

Могла бы и не говорить. Это и так понятно.

— Флавия уже собиралась подойти к вашей колыбели и одарить вас послушанием. Позволю заметить от себя, это был бы весьма желанный дар.

Госпожа Брук подмигнула мне. Я сразу уловила ее намек: видимо, что-то помешало этой фее наделить меня послушанием. Впрочем, я не очень страдаю без ее дара.

— А когда будет про веретено? — зевая, напомнила я.

— В тот момент, когда Флавия готовилась подойти к колыбели и наделить вас столь желанным послушанием, двери зала, где происходило торжество, настежь распахнулись. На пороге стояла Мальволия. Стражники пытались было задержать ее, но она оттолкнула их и вошла в зал. «Я желаю видеть ребенка!» — заявила злая ведьма.

— И что было потом? — спросила я, предвкушая самое интересное.

— Ваша кормилица загородила собой колыбель, но не успела она и глазом моргнуть, как оказалась на полу. А Мальволия уже стояла возле колыбели. Она вытащила вас и подняла на вытянутых руках, показывая всем. «Вот этот проклятый ребенок!» — злорадно усмехаясь, сказала она.

Ваши родители старались задобрить Мальволию, говорили, что посылали приглашение и ей, но оно не дошло.

Быстрый переход