Loading...
Изменить размер шрифта - +

— А взрослым можно лгать? — спросила я. — Их Бог не наказывает за ложь?

Госпожа Брук закатила глаза.

— Бывает ложь во спасение. Бог если и не одобряет ее, то не наказывает за нее. А ваши родители стремились во что бы то ни стало спасти вас от проклятия Мальволии... Увы! Ведьма несколько раз повторила слова «проклятый ребенок», а затем произнесла и само проклятие. «В свой шестнадцатый день рождения принцесса уколет палец о веретено и умрет!»

Слова Мальволии громом прогремели на весь зал. Она исчезла столь же быстро, как и появилась. Но прекрасный день был испорчен, и вскоре пошел сильный дождь.

Меня совершенно не интересовала погода. Наконец-то я узнала, что прикосновение к веретену для меня смертельно.

— Но почему никто мне не сказал?

— Есть правда, с которой тяжело жить, — вздохнула госпожа Брук. — Но слушайте дальше. Флавия попыталась своим даром исправить положение. Мальволия была слишком сильна, и Флавии не удалось полностью снять проклятие. Она лишь несколько изменила его последствия. «Принцесса не умрет», — сказала Флавия. Все облегченно вздохнули. «Но она погрузится в глубокий сон. И вместе с нею заснут все жители Эфразии, защищенные от проклятия злой ведьмы. Королевство со всех сторон обступят непроходимые леса. Оно исчезнет с карт и из людской памяти до тех пор, пока...»

Здесь все собравшиеся затаили дыхание, ожидая дальнейших слов Флавии. «...Пока однажды королевство не откроют заново. Тот, кто по-настоящему полюбит принцессу, поцелует ее, и с первым поцелуем все королевство пробудится и вновь станет видимым для остального мира».

— Что за глупости? — не выдержала я. — Если все королевство погрузится в сон и про него забудут, кто же тогда будет меня целовать?

Госпожа Брук замолчала и принялась чесать в затылке. В сказках люди всегда чешут в затылке, когда им нужно разгадать какую-нибудь трудную загадку. Но чесание не помогло.

— Не знаю, — честно сказала госпожа Брук. — Кто-нибудь найдется. Так говорила Флавия.

Даже в своем нежном возрасте я засомневалась в правдивости слов феи. Наша Эфразия — маленькая страна, с трех сторон окруженная океаном, а с четвертой — густыми лесами. Бельгийцы — наши ближайшие соседи — едва знали о нашем существовании. Если Эфразия исчезнет из виду и с карт, бельгийцы совсем про нас забудут. Но это был не единственный вопрос. Меня занимало: а что мы будем есть, пока спим? А вдруг во сне мы состаримся и умрем? Не сделала ли Флавия еще хуже?

Вопросы так и сыпались из меня, но на каждый госпожа Брук твердила:

— Потому-то вы и не должны дотрагиваться до веретена.

Завтра мне исполняется шестнадцать. За все эти годы я даже не видела веретена, не говоря уже о том, чтобы до него дотронуться.

 

ГЛАВА 2

 

Завтра — мой шестнадцатый день рождения. Думаю, нет нужды рассказывать, какая шумиха поднялась по всему королевству. Грядет великое событие. Каждый год на мой день рождения съезжаются гости со всего света и конечно же привозят подарки! Бриллианты из Африки, хрусталь из Ирландии, сыр из Швейцарии. Но мое шестнадцатилетие должно затмить все прежние празднества. До меня дошли слухи, что родители послали особый корабль за подарками и гостями. Еще я слышала, капитану велели зайти в одну английскую колонию на другом конце океана. Кажется, она называется Виргинией.

Однако сильнее желания получить подарки и увидеть редких гостей — надежда. Наконец-то это дурацкое проклятие с веретеном потеряет свою силу. Как говорила ведьма Мальволия? «Накануне ее шестнадцатилетия». Итак, завтра родители будут праздновать не только мой день рождения, но и окончание многолетних усилий по удержанию глупой дочери от соприкосновения с таким заурядным предметом, как веретено.

Быстрый переход