Loading...
Изменить размер шрифта - +
Одним огромным прыжком, что‑то лепеча и повизгивая, карлик очутился на левом плече Гулливера. – Вот теперь все в порядке, мой хороший. Мы будем с тобой вместе. Разве мы не отделены от человеческого общества? Ты – природой, а я потому, что отношусь к мертвецам. Всех благ, комиссар.

Гигант еще раз кивнул старику, затем подошел к решетке окна, двумя руками схватился за толстые прутья, одним движением раздвинул их, а затем протиснулся в зияющее отверстие.

– Прощай, комиссар, – сказал он еще раз своим странным певучим голосом. – Прощай, мой рыцарь без страха и упрека.

И с этим последним «прощай» гигант растворился в сумеркаx утра.

Старик сомкнул глаза. Мир, опустившийся на него, был особенно приятен, потому что в открытых дверях стоял Хунгертобель. Он приехал за другом, чтобы отвезти его назад в Берн.

1953 г.

Быстрый переход