Изменить размер шрифта - +
Теперь же он сделался настороженным, нервным и взрывным до безобразия, и, хотя потерял прежнюю гибкость, бить стал первым потому, что знал, иначе нельзя, затопчут.

Поэтому, вернувшись в родной город с орденом "Красного Знамени", которым его наградили за подвиг, он, малость оклемавшись, пошел на лёгкий труд и сразу же решил завести свою пасеку, то есть пойти по стопам своего прадеда, тоже бывшего ещё при царе пасечником. С горем пополам он завел десять ульев с пчёлами, уже работая в охране на машзаводе, познакомился с Пашкой и дело пошло веселее. Более того, он даже смог уже через два года купить небольшой домишко и теперь собирался снести его и построить капитальный, добротный дом. Так что всё у него теперь было хорошо, вот только с девушками у Дениса пока что плохо получалось. Те, которые нравились ему, смотрели на него с содроганием, а на тех, которым было плевать, какая у него рожа, он уже сам не мог смотреть без кривой усмешки.

После ужина он поднялся вместе с друзьями в кубрик, завалился на диван и стал смотреть телевизор, купленный в складчину всем караулом, а потому стоявший в специальном железном ящике. Бильярд они тоже купили в складчину и запирали его в кабинете начальника части от остальных жмотов, поскупившихся на него. Первый караул вообще был в части самым дружным и монолитным, хотя его личный состав и разнился по возрасту. В нём несли службу как совсем молодые парни, как Тюльпан, тому было всего двадцать три года, так и старые зубры вроде Ивана Петровича. Ему этой осенью стукнуло пятьдесят пять. Пашка давно уже хотел перейти в их караул хоть простым ствольщиком, да, не мог сделать этого из-за пасеки, которую они вывозили по весне аж в предгорье.

После программы «Время» народ потянулся к бильярду, а Денис задремал не смотря на то, что в кубрике было очень шумно. Он уже крепко спал, когда Маша включила сигнал пожарной тревоги. Рывком вскочив с топчана, он мгновенно натянул на себя боёвку, надел на голову шерстяной подшлемник и первым бросился к шесту. По сигналу тревоги они вскакивали всем караулом, занимали места в машинах и только потом два хода срывались с места. Один всегда оставался на заводе, а два работали по всей северной промзоне, иногда выезжая далеко за её пределы на тушение в частный сектор и даже в другие города. Сегодня Денис в первую очередь замещал начальника караула Виктора Дедогрюка, вот же наградил Бог фамилией, и потому рванул от шеста не к машине, а к диспетчерской. Маша громко крикнула:

- Пожар на ковровой фабрике, горит новая столярка.

Денис кивнул и крикнул в ответ:

- Поеду с первым ходом! Вызови два хода из пятнадцатой части. Их новая столярка стоит рядом со складом готовой продукции, а сегодня мороз, так что обязательно ещё где-нибудь, да, полыхнёт. — После чего заорал — Первый ход, на выезд! Ковровая!

В АЦ-30 он запрыгнул уже на ходу. Боря, водитель первого хода, хотя и принял за ужином на грудь два стакана водяры, был предельно собран и гнал «Зила», как на пожар, да, ведь так оно и было. Набрав скорость, ещё за сотню метров до поворота к воротам, он включил пожарную сирену, но на воротах и без того должны были услышать трезвон в пожарной части. Как того и следовало ожидать, мало того, что ворота были открыты, так ребята из вохры уже перекрыли шоссе. Поэтому ничто не помешало пожарным домчаться до ковровой фабрики за каких-то четыре с половиной минуты, но новая столярка уже полыхала вовсю. Ещё не выходя из машины Денис громко крикнул:

- Тюльпан, с рукавом первой помощи встанешь к стене, будешь охлаждать! Главное не дать огню перекинуться на склад. Там ковров лежит на сотни тысяч рублей. Славка, ты пойдешь со мной в столярку, а ты Петрович, становись на гидрант.

Иван Петрович Богданов ухмыльнулся и сказал:

- Хорошо горит. Видать много леса натащили, идиоты.

Новая столярка, построенная всего год назад, действительно полыхала знатно и пламя быстро подступало к складу готовой продукции.

Быстрый переход
Мы в Instagram