Изменить размер шрифта - +

     - Верни мне его, - умоляла она с болью в голосе. - Верни мне его. Благочестивая Дева... Даже если еще долго придется страдать... Сделай так, чтобы в конце пути я нашла его! Позволь мне увидеться с ним хоть один раз, чтобы я могла сказать ему, что я люблю его, что никогда не переставала принадлежать только ему и никому другому... никогда никто не сможет занять его место. Сжалься.. сжалься же! Позволь мне найти его, а потом поступишь со мной как хочешь.
     Она закрыла лицо ладонями, сразу ставшими мокрыми, и так продолжала молиться за своего ребенка, Сару, плача и подсознательно ожидая ответа на свою горячую мольбу.
     И внезапно она услышала:
     - Женщина, доверьтесь! Если ваша вера так велика, вам внемлют.
     Она подняла голову и увидела доброе лицо монаха в белой длинной сутане, который стоял перед ней, склонив седую голову. Покоем веяло от этой белой фигуры, которую покорная Катрин встретила на коленях, сложив руки, как перед святым явлением.
     Монах протянул бледную руку к камню, сверкавшему у золотого платья Девы, но не дотронулся до него.
     - Откуда у вас это сказочное украшение?
     - Оно принадлежит моему усопшему мужу, главному казначею Бургундии.
     - Вы вдова?
     - Нет, но человек, за которого я вышла замуж, пораженный проказой, отправился на могилу святого Якова просить об исцелении, и я тоже хочу пойти туда, чтобы найти его.
     - Вы уже включены в группу паломников? Вам нужно согласие на исповедание, чтобы быть принятой предводителем паломников. Они отправляются завтра.
     - Я знаю... Но я только что прибыла. Как вы думаете, отец мой, не опоздала ли я?
     Добрая улыбка осенила лицо седого монаха.
     - Вы очень желаете отправиться с ними?
     - Больше всего на свете.
     - Тогда пойдемте, я вам дам записку к настоятелю монастыря.
     - А есть ли у вас возможность включить меня в группу так поздно? - К Богу можно идти в любой час. Пойдемте со мной, дочь моя. Я - Гийом де Шалансон, епископ этого города.
     Обнадеженная Катрин с радостью в сердце последовала за белой фигурой прелата.
     Покидая церковь, Катрин летела как на крыльях. У нее создалось впечатление, что теперь все уладится, что ее надежды осуществятся и не будет ничего невозможного. Нужно только не терять мужества, а у нее мужества хватало.
     У входа в Отель Дье Катрин встретила брата Осеба, поджидавшего ее, сидя на камне и перебирая четки. Увидев Катрин, он посмотрел на нее с несчастным видом.
     - Мадам Катрин, в спальнях нет мест. Паломники спят во дворе, но я не мог найти даже соломенного матраца.
     Я-то всегда могу найти пристанище в монастыре. А как быть с вами?
     - Со мной? Это не важно. Я посплю во дворе. Кстати, брат Осеб, пришло время сказать вам правду. Я не возвращаюсь в Монсальви. Завтра вместе с другими паломниками я ухожу в Компостелу... Теперь мне ничто не мешает так поступить. Но я хочу попросить у вас прощения за беспокойство, которое я вам причинила. Сеньор аббат...
     Широкая улыбка появилась на круглом лице монаха. Из своей сутаны он вытащил свернутый пергамент и протянул его Катрин.
     - Наш многоуважаемый отец аббат, - изрек он, - поручил мне передать вам это, мадам Катрин. Но я не должен был вручать вам этот пергамент до того времени, пока вы не исполнили своей воли. Теперь все в порядке? Не так ли?"
     - Да это так.
Быстрый переход
Мы в Instagram