Loading...
Изменить размер шрифта - +

– Можешь чувствовать себя как дома, сын мой.

– Стараюсь изо всех сил. – Такер выдохнул струю дыма. Желудок у него сжался при виде Бернса, тем не менее он наградил его ленивой улыбкой. – Тебе надо бы запастись новыми журналами, Берк, иметь для развлечения умов что-нибудь поинтереснее, чем «Поля и реки» и «Оружие и боеприпасы».

– Посмотрю, может, у нас завалялось несколько номеров «Ежеквартальника для джентльменов».

– Премного буду обязан!

Такер еще раз глубоко затянулся, внимательно разглядывая спутника Берка. В темном пиджаке в такую жару он должен был чувствовать себя как в душегубке, но у него даже не хватало сообразительности хоть немного ослабить галстук. И хотя Такер не мог бы объяснить почему, однако этот простой факт мгновенно возбудил в нем неприязнь к Бернсу.

– Я подумал, что, наверное, стоит самому приехать и переговорить с вами, парни, – непринужденно заявил он. Берк кивнул и для солидности уселся за стол.

– Такер Лонгстрит. Следователь по особо важным делам агент Бернс.

– Добро пожаловать в Инносенс.

Такер не встал, но протянул руку. И почему-то обрадовался, что ладонь у Бернса оказалась мягкой и слегка липкой от пота.

– Интересно, что придает вам этот особый статус, агент Бернс?

– Мое положение.

Бернс окинул взглядом стоптанные кроссовки, дорогие, но поношенные слаксы, заметил ленивую, вызывающую улыбку. Каждый понял бы, что антипатия Такера мгновенно стала взаимной.

– Что бы вы хотели обсудить со мной, мистер Лонгстрит?

– Ну, мы могли бы начать с погоды… – Такер намеренно проигнорировал предупреждающий взгляд Берка. – Сдается мне, что на нас надвигается гроза. Это к лучшему: на некоторое время станет попрохладнее, и страсти тоже поостынут. А можно поговорить и о бейсболе. Сегодня «Ориоли» наверняка сделают «Янки». Бердс в этом году набрал себе крепкую команду. Бьюсь об заклад, «Ориоли» зададут им перцу! – Такер глубоко затянулся, – Интересно, следователи по особым делам бьются когда-нибудь об заклад?

– Боюсь, я не питаю к спорту столь живого интереса.

– Ну что ж, это естественно. – Такер сделал вид, что подавил зевок, и откинулся на стуле под острым углом к полу. – Я тоже ни к чему не питаю живого интереса. Слишком много тратишь энергии на эту самую живость.

– Давай к делу, Тэк! – Раз предупреждающий взгляд не оказал воздействия, Берк решил пустить в ход свой спокойный, но не допускающий легкомыслия тон. – Такер знал одну из жертв, Эдду Лу.

– Ты опустил одно слово – знал интимно, – добавил Такер. Желудок снова сжала судорога, и он раздавил окурок.

Бернс опустился на третий стул. В своей деловитой манере он достал из кармана мини-магнитофон и блокнот.

– Итак, вы желаете сделать заявление? Такер выпрямился.

– Нет, не слишком желаю. Это Берк решил, что вы захотите порасспрашивать меня. Ну а я человек, склонный к сотрудничеству, вот и явился сюда, чтобы ответить на ваши вопросы.

Бернс невозмутимо включил диктофон.

– Я располагаю информацией, что вы и скончавшаяся Эдда Лу Хэттингер состояли в близких отношениях.

– Да, я с ней спал.

– Ну, хватит тебе, Тэк!

Такер бросил на Берка молниеносный взгляд.

– Но это честный ответ на заданный вопрос. Мы с Эддой Лу неоднократно обедали вместе, ходили в кино, веселились и смяли несколько простынь. – Взгляд у Такера стал жестче, и он сделал над собой усилие, чтобы не достать вторую сигарету.

Быстрый переход