Loading...
Изменить размер шрифта - +
Он бы крайне удивился, если бы Ланскене когда-нибудь заработал хоть грош. Муж Коры, припоминал Энтуисл, скончался что-то лет двенадцать назад. И вот теперь она, вдова, женщина с сильно пополневшей и весьма нескладной фигурой, облаченной в довольно претенциозное черное платье с оборками, вернулась в дом, где жила девочкой и девушкой. Просто трогательно видеть, как она расхаживает по комнате, прикасаясь к одной вещи за другой и издавая возгласы удовольствия, когда что-то напоминает ей какой-нибудь эпизод из детства. Она почти не скрывает, что смерть брата не вызвала у нее особой скорби. Впрочем, размышлял Энтуисл, Кора никогда не умела и не любила притворяться.
     Вновь войдя в комнату, Лэнскомб произнес приличествующим случаю приглушенным голосом: "Ленч подан".

Глава вторая

     Когда все встали из-за стола, Лэнскомб предложил подать кофе в библиотеку. Это было подсказано дворецкому его понятием о приличиях. Наступило время поговорить о деле, иными словами, о завещании, и библиотека с ее книжными шкафами и тяжелыми портьерами красного бархата создавала для этого как нельзя более подходящую атмосферу. Лэнскомб подал туда кофе и вышел, плотно притворив за собой дверь.
     После нескольких отрывочных фраз каждый начал исподтишка поглядывать на Энтуисла. Тот взглянул на свои часы и приступил к делу.
     - Как вам известно, - начал юрист, - я являюсь душеприказчиком Ричарда Эбернети.
     Его тут же прервали.
     - А я и не знала! - воскликнула Кора Ланскене. - Оставил он мне что-нибудь?
     Бросив на миссис Ланскене укоряющий взгляд, старый юрист продолжал:
     - Примерно еще год назад завещание Ричарда Эбернети было очень простым. За исключением нескольких мелких сумм, он оставлял все своему сыну Мортимеру.
     - Бедный Мортимер, - вновь не удержалась Кора. - Уже взрослый человек, и вдруг этот ужасный детский паралич!
     Презрев это вмешательство, Энтуисл продолжал:
     - Столь неожиданная и трагическая смерть Мортимера была для Ричарда страшным ударом. Прошли месяцы, прежде чем он немного оправился. После этого по моему совету Ричард решил составить новое завещание. Однако прежде всего он захотел получше познакомиться с молодым поколением.
     - Он устроил всем нам конкурсный экзамен, - с неожиданным звонким смехом вмешалась на этот раз Сьюзен. - Сначала Джорджу, потом Грегу и мне, а напоследок Розамунд и Майклу.
     - Так оставил он что-нибудь мне? - не унималась Кора.
     Мистер Энтуисл кашлянул и несколько холодно сказал:
     - Я разошлю всем вам копии завещания, но суть его могу изложить уже сейчас. После выплаты довольно значительной пенсии Лэнскомбу и выполнения еще нескольких финансовых распоряжений, помельче, состояние, и очень значительное, должно быть разделено на шесть равных частей. Четыре из них после уплаты всех налогов переходят соответственно к Тимоти, брату Ричарда, племяннику Джорджу Кроссфилду, племяннице Сьюзен Бэнкс и другой племяннице, Розамунд Шейн. С оставшихся двух частей надлежит выплачивать пожизненный доход миссис Элен Эбернети, вдове его брата Лео, и сестре Ричарда миссис Коре Ланскене. После их смерти капитал будет поделен между четырьмя вышеназванными наследниками.
     - Как это мило со стороны Ричарда! - воскликнула с искренней признательностью Кора. - Годовой доход! И сколько же это?
     Мистер Энтуисл понял, что та не отвяжется.
     - Что-то около трех или четырех тысяч фунтов в год.
     - Господи! - ахнула Кора. - Вот дивно-то! Я поеду на Капри.
Быстрый переход