Loading...
Изменить размер шрифта - +

   - Он нам  может  понадобиться  лишь  в  конце,  когда  Атлантида  будет
найдена.  И  потом  большие  субмарины  <Субмарины  -  подводные   лодки.>
дорогоньки даже для моего  кармана.  Нам  нужны  ищейки,  флотилия  мелких
судов,  которые  будут  рыскать   под   волнами   океана   и   производить
предварительные изыскания.
   Остановились на типе небольшой подводной лодки и стали вырабатывать  ее
конструкцию.
   На подводных лодках предполагалось устроить окна из толстого  стекла  и
сильные прожекторы для наблюдения изнутри судна. В дне корпуса должны были
находиться отверстия, через которые на  дно  океана  могли  бы  опускаться
особые зонды для исследования почв. Наконец особые люки могли  выбрасывать
и  забирать  обратно   водолазов.   С   надводным   миром   предполагалось
поддерживать постоянную связь при  помощи  радио.  Решили  построить  пять
таких субмарин. Смета все росла, но это не смущало Солли.  По  его  плану,
суда необходимо было построить в два  года;  расходы  могли  быть  покрыты
одними процентами с его капитала. Первая лодка  должна  была  быть  готова
через полгода. Если ей посчастливится, остальные можно будет и не строить.
   Несмотря на все эти кипучие сборы, дело  могло  расстроиться  и  только
потому, что  в  судьбу  открытия  Атлантиды  оказалась  замешанной  судьба
белокурой Мэри, невесты Картера. Секретарь миллионера был так  же  увлечен
ею, как Солли Атлантидой. В ее лице Атлантида приобрела сильную соперницу.
   Картер смотрел на затею Солли как на одну из его причуд, которые  могут
пройти так же быстро, как прошли его  другие  увлечения.  Но  эта  причуда
могла надолго оторвать его от мисс Мэри Ривс.
   И он повел тайную интригу, чтобы разрушить эту затею. Он уверял  врача,
что увлечение Солли Атлантидой  вредно  для  его  здоровья.  Он  умышленно
осложнял работу, чтобы оттянуть отъезд. Он разыскивал профессоров, которые
не верили в существование Атлантиды, и просил их уговорить  старика  Солли
отказаться от его затеи. Он создал целую кампанию  в  печати.  Большинство
ученых осмеивали фантазерство Солли. Газеты помещали карикатуры. Но  Солли
был непреклонен.
   На  несчастье  Картера,  Солли  нашел  в   лице   профессора   Ларисона
фанатичного сторонника экспедиции.
   Старик Ларисон, с шарообразным, безволосым черепом и  узкими,  веселыми
глазками,  переселился  к  Солли  и  прямо   гипнотизировал   его   своими
возбужденными речами об Атлантиде, ее несметных богатствах, погребенных на
дне океана.
   Потеряв всякую надежду расстроить экспедицию.  Картер  заявил  Солли  в
одно утро о своем уходе.
   - Как, вы покидаете меня в такую минуту? - спросил Солли  огорченно.  -
Но какая причина?
   Все это было сказано с таким искренним  огорчением,  что  Картер  после
некоторого колебания решил сказать правду.
   - Я предполагаю скоро вступить в брак и не  нахожу  возможным  в  такое
время отправиться в экспедицию, которая займет, может быть, несколько лет.
Быстрый переход