Loading...
Изменить размер шрифта - +
  -  Ларисон.>.  Воздух  был
отравлен трупным запахом. Если бы не близость люка, через который проникал
свежий воздух, он задохнулся бы. Он  перенес  необычайные  мученья  и  уже
почти не мог двигаться от слабости и боли в опухших ногах,  когда  корабль
прибило к берегу. Свежий воздух и солнце  медленно  возвращали  ему  силы.
Шитца, в свою очередь, рассказал ему о своих  странствованиях,  вплоть  до
встречи с ним.
   - Здесь живут белокурые люди в одеждах из звериных мехов.  Это  дикари,
которые делают грубые топоры и ножи из отесанных камней <В  то  время  как
Атлантиде было уже известно изготовление  бронзы,  Европа  переживала  еще
каменный век. - Ларисон.>. Они не  умеют  обрабатывать  землю  и  питаются
сырым мясом убитых животных. Даже добывание огня неизвестно им.  Они  едва
не убили меня. Но вид разведенного  мною  костра  привел  их  в  священный
трепет, а наше блестящее бронзовое оружие - в необычайный восторг.  Теперь
они почти боготворят меня. Язык их груб и беден. Он напоминает скорее язык
животных, чем людей: рассерженные, они ворчат по-звериному, а  нападая  на
зверя или врага - рычат,  ревут  и  лают,  как  он.  Но  они  любопытны  и
переимчивы. Они  понимают  ласку,  и  тогда  становятся  доверчивыми,  как
дети... Кто знает, может быть, когда-нибудь и они станут такими же людьми,
как атланты!
   Шитца устал и закрыл глаза.
   Он тяжело дышал. Лихорадочный огонь пожирал  его  и  зажег  румянец  на
старом, изможденном лице.
   - Я скоро умру... Как хорошо, что я встретил тебя!..  Ты  закроешь  мне
глаза и похоронишь по нашему обычаю. Проходит все.., народы  умирают,  как
человек, и гибнут целые государства... Быть может, ты последний человек из
Атлантиды. Что сталось с другими?.. Умрешь и ты,  и  память  об  Атлантиде
изгладится в грядущих  тысячелетиях...  Скоро  восход...  Вынеси  меня  на
берег...
   Акса-Гуам вынес жреца и положил лицом к востоку.
   Шитца не мог уже говорить.  Он  смог  только  улыбнуться  первым  лучам
солнца и умер.
   Акса-Гуам остался один, - быть может,  один  во  всем  мире,  последний
человек из Атлантиды.
   Он познакомился с обитателями этих унылых мест и скоро завоевал  своими
знаниями их глубокое уважение.
   Когда настала  весна,  он  научил  их  обрабатывать  землю  и  засевать
вспаханные мотыгами поля. Он научил их добывать огонь  посредством  трения
сухих кусков дерева или высекая искру из кремня  в  сухие  листья  и  мох.
Многим ремеслам и знаниям  научились  они  от  него.  Одни  из  них  стали
оседлыми земледельцами, другие продолжали заниматься охотой и войнами. А в
долгие зимние вечера он рассказывал им чудесные истории  о  Золотом  веке,
когда люди жили счастливые, среди вечно цветущих садов и деревьев, которые
дают плоды несколько раз в год, - жили, не зная забот и нужды... Говорил о
богатстве и великолепии Островов Блаженных, о  Золотых  Садах  с  золотыми
яблоками, о героических битвах и об ужасной гибели целого народа и страны,
о страшных ливнях, сопровождавших  эту  гибель,  о  спасении  на  кораблях
немногих из них, о своем плавании, которое  длилось  сорок  дней  и  сорок
ночей, и о своем спасении.
Быстрый переход