Изменить размер шрифта - +
Он, кажется, сообразил, в чем дело, и смотрел на Пола с ужасом. Отказавшись от предложенного носового платка, мужчина быстро нырнул в толпу и исчез в дверях.

Осборн тут же вскочил на ноги.

Официанты преградили ему путь.

– Прочь с дороги! – заорал он.

Они не двинулись с места.

Если бы это был Нью‑Йорк или Лос‑Анджелес, Пол заявил бы, что этот человек – убийца, и велел бы вызвать полицию. Но это был Париж, а по‑французски он мог лишь заказать чашку кофе. Не имея возможности объясниться, Полу оставалось лишь нападать. Один из официантов попытался схватить его. Но Осборн был дюймов на шесть повыше, фунтов на двенадцать потяжелее. Он рванул с места так, словно вел мяч через футбольное поле. Пригнувшись, он двинул плечом в грудь официанту так, что тот повалился на двух других, и, пока они, комично барахтаясь на маленьком пятачке между кухней и входом, безуспешно пытались подняться, Осборн перескочил через них и скрылся за дверью.

Уже стемнело и шел дождь. Вся улица была запружена людьми, шедшими с работы. Осборн лавировал между ними, обшаривая глазами каждый закоулок; сердце его бешено колотилось. Мужчина побежал в этом направлении, так где же он, черт возьми? Пол понял, что упустил его. И тут же увидел его впереди, в полквартале от себя. Тот двигался по улице де Фурси по направлению к Сене.

Осборн прибавил шагу. Он все еще был возбужден, но драка дала выход его ярости, и теперь он мог трезво оценить свое невероятное открытие. Убийство отца произошло в Соединенных Штатах, где нет срока давности на подобное преступление. Но так ли обстоит дело во Франции? Существует ли между двумя этими странами соглашение о выдаче преступников? А если этот человек француз, согласится ли французское правительство выдать своего гражданина Соединенным Штатам, с тем чтобы его судили там?

Пройдя полквартала, человек оглянулся. Осборн спрятался за спины пешеходов. Пусть думает, что его никто не преследует, пусть немного успокоится, потеряет осторожность. Надо захватить его врасплох. Одного.

Светофор переключился, машины и пешеходы остановились. Осборн стоял позади женщины с зонтиком, всего в нескольких шагах от мужчины. Пол снова взглянул на его лицо. Ни малейшего сомнения. Двадцать восемь лет он видел это лицо во сне. Мог бы нарисовать его с закрытыми глазами. Кровь вновь вскипела в жилах Пола.

Зажегся зеленый свет, и мужчина, обогнав толпу, устремился вперед. Вступив на тротуар, он оглянулся, ничего не увидел и продолжил свой путь. Они прошли мост Мари, пересекли остров Сен‑Луи. По правую руку находился собор Парижской Богоматери. Еще несколько минут – и они оказались на левом берегу Сены.

Пока преимущество было на стороне Осборна. Он огляделся, высматривая улицу или проулок, где бы он смог напасть на своего врага так, чтобы никто не видел. Сделать это было затруднительно. Если он начнет двигаться слишком быстро, то рискует привлечь к себе внимание преследуемого. Но следовало подойти ближе, иначе существовала угроза потерять его, если бы тот вдруг вздумал свернуть в темный переулок или взять такси.

Дождь усилился, яркие желтые фары проезжавших мимо автомобилей слепили глаза. Мужчина свернул на бульвар Сен‑Жермен и стремительно перебежал улицу. Куда это он, черт подери? И тут Осборн понял. Метро. Спустившись туда, мужчина мгновенно растворится в толпе. Осборн побежал, грубо расталкивая пешеходов, и решительно бросился через дорогу наперерез потоку машин. Загудели клаксоны, и мужчина оглянулся. На мгновение он замер на месте, потом рванулся вперед. Осборн понял, что мужчина его увидел и теперь знает о преследовании.

Пол буквально летел по лестнице, ведущей в метро. Внизу он увидел, как мужчина взял билет в автомате и стал протискиваться к турникету.

Обернувшись, мужчина увидел бегущего по лестнице Осборна. Тогда он вытянул вперед руку, и его билет оказался в отверстии автоматического контролера. Механизм щелкнул, мужчина проскочил внутрь.

Быстрый переход
Мы в Instagram