Изменить размер шрифта - +
 – Рес нис Кердвин, Хранитель Гнева. Коливар, королевский магистр одного маленького южного государства… забыл, как называется.

– Аншаса, – буркнул Коливар и кивнул Ресу. – Должен сказать, что появился ты как раз вовремя.

– Счастливое совпадение, – пояснил Рамирус. – Рес – брат королевы Гвинофар и самый близкий ей человек. Я доставил его сюда, чтобы он уговорил ее взяться за известное тебе дело, и тут мы увидели… это. – Он потрогал убитое чудище. – Это то самое и есть?

– Боюсь, что да, – кивнул Коливар.

– Значит, они вернулись?

Рес тихо выругался, а Коливар вместе с Рамирусом стал осматривать труп икета. Кожа холодная и гладкая, как у змеи, вдоль хребта острые наросты намного длиннее мужской ладони. Нескольких шипов недоставало, и на месте их удаления виднелись давние шрамы.

– Этот явился с Севера. Из‑за Гнева, – холодея от собственных слов, сказал Коливар. – Стало быть, они нашли способ преодолеть заграждение.

– Тогда мы должны найти способ заделать брешь, – угрюмо проронил Рес, – пока другие в нее не вылезли.

Коливар умолчал о том, что принимать подобные меры поздно. Икеты уже размножились, скоро их будет целая стая. Но воин, только что уложивший пожирателя душ, заслужил надежду хотя бы на короткое время.

Итак, война началась.

Ему ужасно хотелось спросить Рамируса, ощутил ли тот на себе гипнотические чары, как сам Коливар. Магистры должны знать, каков их статус в борьбе с икетами. Выше, чем у обычных людей? Или они, напротив, вдвойне уязвимы, поскольку представляют собой наиболее желанную для икетов добычу? Но не мог: вопрос повлечет за собой другие, на которые Коливар отвечать не желал, а потому молчал.

Рее восхищенно погладил почерневшие крылья.

– Я слышал, в старину из них делали доспехи. Из шкуры тоже.

– Делали, – подтвердил Коливар. – В природе мало найдется веществ с такими защитными свойствами. Но обрабатывать их следует сразу же после смерти, а к этому ты, думаю, не готовился. Вот тебе, однако, хороший трофей: хвостовые щипы. Годятся на мечи и на острия копий. Пробивают шкуру таких вот тварей, как ни одно человеческое оружие.

Рее, кивнув, достал нож. В это время вдали послышался шум, и из дворца вышел военный отряд, направляясь, вне всяких сомнений, к месту сражения.

– Тут был ястреб, – тихо сказал Рамирус.

– Это ведьма, – ответил Коливар, тоже вполголоса. – Я выследил ее от самого Гансунга, где она убила одного из наших. Как видно, она оказалась особенно чувствительна к чарам пожирателя душ – и неудивительно, ведь это племя должно питать к ведьмам и колдунам самую лютую ненависть. Правосудие свершилось без нас.

– Воистину так.

– А теперь прошу меня извинить. Мне, пожалуй, не стоит дожидаться торжественной встречи. – Коливар кивнул на приближающихся солдат. – Да и тебе тоже, если на то пошло.

Рамирус, нахмурясь, устремил взгляд на дворец.

– Дантен мертв, – сказал он через некоторое время. – И Рюрик тоже… и Андован. Неудачный выдался день для Аурелиев.

– Это твоя забота, Рамирус. Мой удел, как ты помнишь, пески да шатры. Можешь хоть весь континент взять под свое крыло, я не против.

Рамирус положил руку на плечо Коливара, заглянул ему в глаза.

– Здесь всем магистрам придется действовать заодно. Иначе нам настанет конец.

«Если мы начнем действовать заодно, конец настанет еще скорее», – подумал Коливар, но говорить ничего не стал, лишь кивнул утвердительно.

Превратившись в краснокрылого сокола, он полетел низко над землей, надеясь, что Рамирус за ним не следит.

Быстрый переход
Мы в Instagram