Loading...
Загрузка...

Изменить размер шрифта - +
Он все еще был оглушен, когда Лукас выстрелил еще два раза. Одна пуля попала Валлиону в правое легкое, а вторая в левое.

Три выстрела прозвучали один за другим и напоминали музыкальную фразу: бум, бум-бум.

Валлион тяжело шагнул назад, а потом рухнул, как будто его кости вдруг растворились. Губы его шевельнулись несколько раз, он перевернулся на спину. Раны были смертельные, хотя выстрелы были сделаны не очень метко. Все должно было говорить о том, что здесь происходила перестрелка. Лукас подошел поближе и склонился над умирающим.

— Что здесь произошло?

Голос принадлежал не человеку, а скорее животному. Дэвенпорт обернулся, в дверях спальни стояла Карла. Кровь перестала идти, но она была сильно избита, нос у нее был сломан, а лицо изрезано. Пошатываясь, она подошла к Лукасу.

— Иди обратно и ложись, — сказал он.

Свидетель мог погубить все дело.

— Подожди, — произнесла Карла, когда он взял ее за руку. Ока посмотрела на Валлиона. — Он мертв?

— Да. Он умер.

Но Валлион еще не умер. Его глаза чуть двинулись в сторону темноволосой женщины, которая стояла над ним, из уголка рта потекла тонкая струйка крови, губы дрогнули и приоткрылись.

— Мам! — позвал он.

— Что? — спросила Карла.

Ноги Валлиона дернулись.

— Забудь, — сказал Лукас.

Он насильно повел ее обратно в спальню и уложил в постель.

— Лежи здесь. Ты вся изранена.

Она бессмысленно кивнула головой.

Времени почти не оставалось. Через секунду здесь будет полиция Сент-Пола. Он быстро вышел из комнаты туда, где лежал Валлион. Тот был мертв. Лукас удовлетворенно кивнул, потом взял спортивную сумку и достал пистолет с глушителем. Он вложил его в одетую в перчатку руку Валлиона, направил дуло в сторону полки с книгами по искусству и нажал на курок. Раздался хлопок. Пуля пробила толстый том по французскому импрессионизму.

Лукас снял глушители со ствола и положил пистолет в нескольких футах от протянутой руки Валлиона. Он осмотрел пол вокруг, нашел гильзу от холостого патрона и положил ее в карман.

Лифты начали подниматься наверх, и Лукас быстро разобрал глушитель, одновременно оглядывая комнату.

На перчатке Валлиона, на его оголенном запястье, на рукаве его куртки и лице останутся следы сгоревшего пороха и нитраты. Пуля в книжном шкафу, если ее удастся обнаружить, будет соответствовать результатам трассологической экспертизы контрольных выстрелов, сделанных из пистолета, найденного у тела Валлиона. Оба пистолета девятимиллиметровые, так что звуки, записанные на пленку службой 911, должны звучать одинаково. И выстрелы были произведены почти без промежутка, так что никто не усомнится в том, что Дэвенпорт стрелял в целях самозащиты.

«Все будет как надо, — с удовлетворением подумал он. — Нужно только еще немного поработать над легендой». Они дрались с Валлионом в спальне. Он вытащил преступника в студию, не желая подвергать Карлу опасности, и там Валлион схватил пистолет, который был спрятан у него за поясом. Этого достаточно. Все равно никто не захочет копаться в этом.

Он подошел к окну, раскрыл его и выбросил два больших куска пластиковой трубки, из которых состоял глушитель. Просто на улице прибавится мусора. Прокладку и внутреннюю трубку он сунул в ворох ткацких принадлежностей Карлы. Попозже он заберет это все и выбросит.

Свой пистолет он сунул в кобуру и вернулся в спальню. Карла неподвижно лежала на постели, но ее грудь мерно поднималась и опускалась.

— Это опять я, Лукас, — сказал он, сжав ее ногу здоровой рукой. — Все будет хорошо. Я — Лукас. — Он услышал, как в комнату вбежал полицейский, и крикнул: — Я здесь — полиция Миннеаполиса, Лукас Дэвенпорт, срочно нужна «скорая помощь».

Быстрый переход
Мы в Instagram