Изменить размер шрифта - +
..

Он выкрикивал эти слова, а в мозгу промелькнуло ошеломленное и угасающее лицо Валлиона.

«Этот — шестой», — подумал Лукас.

 

35

 

Через два дня после Рождества, с рукой все еще находящейся в гипсе после хирургической операции, Лукас, пробиваясь сквозь начинающуюся метель, шел по пустынному студенческому городку к Элле Крюгер в Фэт Альберт-Холл. Ее кабинет находился на третьем этаже. Он поднялся по истертым бетонным ступеням, расстегнул молнию на своей куртке и стряхнул с плеч снег. В коридоре на третьем этаже было темно. В дальнем конце через непрозрачное стекло двери пробивался свет. Его шаги гулким эхом отдавались по коридору. Лукас постучал.

— Заходи, Лукас.

Он распахнул дверь. Элла читала в кресле, стоявшем возле стола напротив диванчика. Из дорогой стереосистемы лилась мелодия пьесы «Богатырские ворота» из фортепианного цикла «Картинки с выставки». Лукас вынул из кармана куртки сверток и протянул ей.

— Подарок!

Счастливая улыбка осветила лицо Эллы. Она взвесила сверток на руке.

— Надеюсь, он недорогой.

Лукас повесил свою куртку на вешалку и уселся на диванчик.

— Честно говоря, он стоил мне руки и ноги.

Улыбка начала таять.

— Ты ведь знаешь, что я давала обет бедности.

— От этого подарка ты богаче не станешь, — сказал Лукас. — А если ты когда-нибудь продашь его, то я приду и задушу тебя.

— А! Тогда я думаю... — Она покачала головой и начала распаковывать коробочку. — Мой самый большой недостаток, причина моего самого тяжкого греха состоит в том, что я любопытна.

— Я, наверное, никогда не смогу понять Церковь, — произнес Лукас.

Монахиня открыла маленькую красную коробочку и достала золотой медальон на длинной золотой цепочке.

— Лукас! — воскликнула она.

— Прочти, что на нем написано.

Она повернула его и прочла:

«Agnus Dei: qui tollis peccata mundi, miserere nobis»... Это из молитвенника. «О, агнец Господен, тот, кто забирает грехи человеческие, будь милосерден к нам».

— Это очень благочестиво.

Она вздохнула.

— Но все же это золото.

— Так носи его с презрением. А когда оно начнет тебе нравиться, пошли его матери Терезе.

Элла рассмеялась.

— Матери Терезе, — повторила она и снова посмотрела на медальон. — А это что? С другой стороны.

— Надпись поменьше.

— Какие маленькие буковки.

Она поднесла медальон к самому носу.

Необходимость не подчиняется закону,

Так говорит Святой Августин.

И Бешеного Пса предали земле

С помощью монахини Премудрой.

От удивления она сначала опешила, а потом, запрокинув голову, начала хохотать.

— Это просто ужасно, — наконец произнесла Элла. — Августин, наверное, в гробу перевернулся.

— Ну, не так уж и плохо, — с прохладцей в голосе заметил Лукас. — Строго говоря...

— Лукас, это на самом деле ужасно.

Она снова начала хохотать, и в конце концов Лукас тоже засмеялся вместе с ней. Отсмеявшись, она вытерла слезы.

— Я буду хранить его вечно. Не знаю, что сестры подумают, когда найдут его на моем теле...

— Пусть отошлют его матери Терезе, — предложил Лукас.

Как старые друзья, они вспоминали о том, как они притворялись, что падают в обморок во время молитвы после занятий, о мальчике, который в четвертом классе признался, что не верит в Бога. Его звали Джен, это все, что они смогли о нем вспомнить.

— С тобой все в порядке? — через некоторое время спросила она.

Быстрый переход
Мы в Instagram