Изменить размер шрифта - +
Так же как любовь.

– Закери, п…

– Вы хотите уйти?

Она посмотрела ему в глаза.

– Нет.

Он опустился вместе с ней на пол. Она стянула с него камзол, а потом – галстук, пока он расстегивал пуговицы (ему показалось, что их было не меньше тысячи) на ее накидке. Он должен прикоснуться к ней, быть внутри ее, иначе все это будет нереально.

– Я скучал по тебе, – шептал он, продолжая раздевать ее.

– И я скучала, – шептала она в ответ, расстегивая его рубашку.

Освободив ее от платья, он скинул сапоги, расстегнул брюки и стал стягивать их вниз. Но тут его рука угодила в красную краску, вытекшую из тюбика.

– Проклятие!

– Ее просто так не смоешь, – дрожащим голосом сказала Кэролайн.

– Правда? – Он положил ладонь ей на бедро и притянул к себе, оставив красную метку на ее белой коже. – Хорошо.

Он медленно вошел в нее. Его другая рука попала в желтую краску, и он оставил желтую метку на ее правой груди, а на левой – красную.

– Зак… О! – стонала она, пока он ритмично двигал бедрами, закрыв глаза и наслаждаясь остротой ощущений.

– Закери, – выдохнула она.

Он открыл глаза и увидел на своей груди синий отпечаток ее ладони.

Не переставая двигаться, он прижался к ней, и синяя краска смешалась с красной и желтой. После этого единственно правильным было перевернуть ее, так что оба они оказались измазанными красками спереди и сзади.

Когда они почти одновременно достигли вершины, он снова перевернул ее и, улыбаясь, сказал:

– Ты выглядишь лучше, чем «Мона Лиза».

– Во всяком случае, я думаю, что мы использовали больше краски, чем Леонардо да Винчи на ее портрет. – Она села, обхватив ногами его бедра. – Но я говорила правду. Смыть эту краску будет чертовски трудно.

– Ты не можешь вернуться домой в таком виде, – согласился он, обводя зеленым пальцем ее груди.

– Придется, – возразила она и хотела встать. Он удержал ее.

– Знаешь, я не хочу, чтобы ты отказалась от живописи. Я никогда не намеревался просить тебя об этом.

– Тебе и не пришлось бы. Жена Гриффина…

– …может заниматься тем, чем пожелает, черт возьми, – закончил он за нее. – Кто, скажи, осмелится публично тебя игнорировать?

– Но…

– Работай на Лоуренса или открой собственную студию. Открой здесь. Я выбрал на сегодня эту комнату, потому что в ней много света. – Он тоже сел, чтобы заглянуть ей в глаза. – Подумай об этом, Кэролайн. Если ты хочешь быть со мной, у нас все получится. Я не буду требовать от тебя, чтобы ты вышивала монограммы на моих носовых платках, а ты не будешь…

Она закрыла ему рот ладонью.

– Я скучала по тебе, – прошептала она и наклонилась, чтобы поцеловать его. На ее губах – как и на его – остался синий след. – Теперь я понимаю, что ты имел в виду, когда говорил, что для полноты жизни одной живописи недостаточно.

– Неужели понимаешь? – Сердце Закери застучало, как полковой барабан. – Значит, если бы я снова попросил тебя выйти за меня замуж, ты, возможно, согласилась бы?

Она кивнула, и по ее измазанной щеке прокатилась слеза.

– Ты выйдешь за меня замуж, Кэролайн? Станешь моей женой?

– Да. Мне бы очень хотелось выйти за тебя замуж. Он крепко прижал ее к себе. Слава Богу. Слава Богу.

– Мне так много надо тебе сказать, никто, кого я знаю, кроме тебя, никогда не считал, что я умный и забавный.

Быстрый переход