Loading...
Изменить размер шрифта - +
Однако одет он был не для верховой езды.

– Я уж было решил, что вы двое сегодня вообще не появитесь. – Он поцеловал дочь.

– Я поздно лег, г – ответил Закери, не желая вдаваться в подробности прошедшего вечера. Умение вальсировать было лишь одним из множества талантов леди Амелии Брэдли.

– А мне пришлось одевать миссис Хулигэн, – сказала Пенелопа, имея в виду свою куклу. – Она хочет поехать с нами.

Герцог погладил кудрявую головку дочери.

– Извини, Пип, но меня вызвали в Карлтон-Хаус.

– Так ты увидишь Примни?

– Наверное. Может быть, дядя Закери поедет погулять с тобой и твоей куклой.

– А как насчет дяди Шея? – стараясь не хмуриться, спросил Закери.

– Спроси его, может, он согласится. А у тебя на сегодня какие-то планы? – таким же непринужденным тоном поинтересовался Себастьян.

– Он собирается на ленч в клуб, – заявила Пенелопа.

– Вот как? Можно тебя на минутку, Закери? Закери кивнул и встал, напомнив себе, что Элинор клялась, будто их старший брат умеет читать чужие мысли, хотя доказательств этому не было.

– Не трогай мою клубнику, Пип, – предупредил он племянницу и, выходя из комнаты, услышал, как она захихикала.

Мельбурн повел его в свой кабинет. Разговор в кабинете не сулил ничего хорошего. Закери подошел к окну. Что бы ни задумал герцог, он не собирался садиться на один из «жертвенников», как он и другие члены семьи называли стулья в этом кабинете.

Закрыв дверь, Мельбурн сказал:

– У меня для тебя поручение.

– С Пенелопой я покатаюсь верхом завтра. Как я уже сказал, на сегодня у меня есть дела.

Герцог сел за свой массивный письменный стол. Закери смотрел в окно на сад, напоминая себе, что, хотя Мельбурн и имеет власть над остальным миром, для него он все равно просто старший брат.

– Мне нет дела до твоего ленча, а с Пип может поехать погулять Шей. Я хочу обсудить с тобой дело, касающееся семьи.

Это прозвучало не слишком зловеще. В последнее время никто не покидал пределы семьи, во всяком случае с тех пор, как Валентин и Элинор тайно сбежали в Шотландию. Мельбурну даже каким-то образом удалось – до того как новость просочилась в газеты – представить бегство сестры как заранее задуманную романтическую эскападу.

Закери сел на широкий подоконник.

– Давай говори.

– Тетя Тремейн попросила меня найти ей сопровождающего.

– Она снова хочет поехать на скачки в Дерби? – Закери усмехнулся. – В прошлый раз, когда она там была…

– У нее разыгралась подагра, – перебил его Мельбурн, – и она хочет поехать на воды в Бат, чтобы пробыть там, возможно, до конца сезона. Я заверил тетю Тремейн, что ты будешь рад ее сопровождать.

Еще не поняв до конца то, что сказал брат, Закери ответил:

– Нет.

– Прости…

– Пошли Шарлеманя. У меня свои планы.

– Шей нужен мне в Брайтоне, чтобы закончить покупку шести грузовых судов. А у тебя никогда не бывает планов.

– А сейчас есть.

– Не хочешь меня просветить? – Мельбурн откинулся на спинку кресла.

– Я уже тебя просвещал, – стараясь говорить спокойно, ответил Закери. Он принял решение и был не намерен спорить. – Просто ты не воспринимаешь меня серьезно.

В кабинете надолго повисла такая тишина, что было слышно, как в коридоре Пип болтает с дворецким. Герцог не двигался, но Закери понял, что Себастьян прокручивает в голове их разговоры и решает, как повернуть беседу в нужное ему русло.

Быстрый переход