Loading...
Изменить размер шрифта - +
Там, на склонах, спрятались слуги «Каббалы», прижавшие людей к самой кромке океана, к прожорливой пасти Теричика.

Вскоре терпение Эвианы было вознаграждено: в перекрестье прицела попал один из каббалистов.

«Не уйдешь!» – прошептала Эвиана и нажала на спусковой крючок.

Выстрел эхом вернулся в лодочный ангар, возвестив, что одним из последователей «Каббалы» стало меньше. Раненый удивленно посмотрел в сторону океана, словно пытался осознать случившееся. Вторая пуля, пущенная Эвианой, разнесла ему вдребезги голову, и каббалист, сделав несколько шагов по склону холма, неуклюже завалился за большой валун.

Эвиана нахмурилась. Обычно в момент смерти вокруг каббалистов появлялся яркий красный ореол. Может, это никакие не каббалисты?

Вдруг Эвиана с радостью заметила, что врагов охватила паника. Они пришли в смятение и вскоре, глянув в сторону поселка, океана и Теричика, в страхе потянулись к спасительной расщелине, чтобы спрятаться на противоположных склонах холмов.

Вскочив на ноги, Эвиана издала победный клич, который заставил подняться всех ее уцелевших спутников. Угрожающе размахивая ружьями и копьями, они закричали в едином победном порыве. Их крики смешались с воплями Теричика и завываниями ледяного ветра.

Внезапно один из каббалистов поднял вверх руки, готовый сдаться на милость победителям.

«Нет, пленные нам не нужны!» – пронеслось в голове у Эвианы. Опустившись на одно колено, она зловеще ухмыльнулась и поймала на мушку тоненькую фигурку каббалиста. Раздался выстрел, и Эвиана увидела, как слуга «Каббалы» (а может, и не «Каббалы»), согнувшись, ухватился за живот. Со склона холма донесся приглушенный стон. Возможно, каббалист что‑то говорил, но ветер унес его слова далеко за холмы. В оптический прицел было видно, как его лицо перекосила гримаса боли.

Прозвучал еще один выстрел; тело врага на мгновение вдруг выпрямилось, а через сeкунду, странно подпрыгнув, каббалист повалился на спину.

Эвиана поспешила к валуну, который скрывал ее первую жертву.

Неожиданно ветер затих, и на мерзлую землю посыпались крупные хлопья снега. Заметно потеплело, но Эвиану трясло от холода и волнения.

Склонившись над окровавленным телом, она увидела, что череп врага был буквально снесен ее метким выстрелом. Жутко и удивительно! Медленно, словно по чьей‑то неведомой воле, пальцы Эвианы потянулись к похолодевшему телу.

Ветер стих окончательно, и в наступившей тишине Эвиана вдруг услышала шаги каббалистов, которые, опустив оружие, молча брели к ней по склону холма. С противоположной стороны над океаном застыло могучее тело Теричика, не издававшее теперь ни звука.

Эвиана выпрямилась во весь рост и долго стояла, широко раскрыв глаза и не в силах проронить ни слова. Наконец, она резким движением швырнула винтовку на припорошенную снегом землю и с ужасным криком бросилась к берегу, к разрушенным лодочным ангарам.

Добежав до укрытия, Эвиана опустилась на колени и, всхлипывая, непонимающе уставилась на небо, где расплывалось, подрагивая, тело Теричика. Появилась и вновь растворилась полная луна. И луна, и звезды, и далекие холмы и горы – все, что раньше называлось небесами и горизонтом, теперь превратилось в белый незапятнанный купол. Инуитский поселок исчез, словно никогда и не существовал: и дома, и коптильня, и рыбацкие причалы. Остался лишь единственный ангар, но теперь невидимая сила перенесла его далеко к горизонту.

Эвиана вскочила на ноги и бросилась сломя голову к этому единственному на всей белой равнине укрытию, превратившемуся в груду камней и расщепленного дерева. «Что случилось? Что происходит?» – кричал ее разум, вернее то, что от него осталось.

Через несколько мгновений исчез и ангар. Вокруг Эвианы простиралось ровное, как поверхность стола, белое поле. Ее спутники, побросав оружие, сгрудились вокруг окровавленных тел каббалистов.

Быстрый переход