Loading...
Изменить размер шрифта - +
 – И мы не имеем права кормить его насильно.

Миллисент покачала головой.

– Марти надо перевести на диету «Парка». Пусть теряет по фунту в день, и тогда он никогда не будет голодным, – вдруг Миллисент осенило: – А что, если с ним поговорит кто‑нибудь из игроков?

Открылась входная дверь, и на пороге предстал высокий худощавый молодой человек. Он выглядел бледным и осунувшимся, но улыбка его была искренней.

– Гриффин, – вместо приветствия сказал молодой человек, – вы сдержали свое слово.

Алекс улыбнулся.

– Тони, вы свое сдержали тоже. Вам надо зарегистрироваться в муниципалитете «Парка». А впрочем, я, как вновь выбранный шериф «Парка Грез» ограничиваю ваше пребывание в радиусе не далее двух миль от моего офиса. Других ограничений не будет.

Гриффин и Макуиртер взглянули друг на друга и почувствовали некоторую неловкость. Тони оглядел комнату и сквозь окна увидел кусочек «Парка».

Проект «Барсум» завершился. «Парк Грез» теперь даже посветлел и вновь был готов принять несметные толпы публики со всего мира.

– Я чувствую себя как‑то странно, – признался Макуиртер. – Я даже не верю, что мне дали такой шанс.

– Тони, все можно начать сначала. Мне хотелось бы, чтобы вы работали у нас, в службе безопасности.

– Спасибо, – искренне ответил Макуиртер и направился к двери.

Милли и Алекс проводили гостя взглядами.

Гриффин почему‑то подумал о Кариме Фекеше, томящемся в Ла‑Меса, об опытах доктора Вэйла и почувствовал себя крайне неуютно.

– Знаешь, что надо сделать? – поняв состояние шефа, предложила Миллисент. – Давай вдвоем запишемся в новую игру «Кораблекрушение». На следующей неделе. Я была бы не против стать твоей подружкой на целую неделю.

– На целую неделю? – рассмеялся Алекс.

– Тропическое солнце, – не обратив внимания, продолжала Миллисент, – поиски черепашьих яиц, покорение диких народов…

– Не знаю, – устало выдохнул Алекс. – Я чудовищно занят.

– Кстати, – хитро прищурилась Миллисент. – Я счастлива узнать, что ты получил целых три недели отпуска. Откажешь мне – я попрошу Вэйла дать тебе психотропный препарат.

Миллисент засмеялась, и Алексу вдруг показалось, что хмурое утро вдруг перешло в солнечный день. Когда есть такие друзья, как Миллисент и Хармони, думал он, то жить можно вечно.

Алекс посмотрел в окно. Главные ворота «Парка» были открыты, по всем направлениям бродили толпы искателей приключений. Алекс не слышал из‑за толстых стекол людского гвалта, смеха и криков. С высоты он даже не мог разглядеть лиц. Но он чувствовал течение жизни, бурлящей по улицам и дорожкам «Парка».

«Мы волшебники, – с гордостью подумал Алекс. – Мы украшаем серую жизнь волшебством. И мы единственные, кто умеет это делать по‑настоящему».

Быстрый переход