Loading...
Изменить размер шрифта - +
Толкнул его пудовым кулаком в грудь. Спина столкнулась с кирпичной кладкой. К счастью, дыхание не сбилось. Нырнув под способный свалить быка удар, Андрей со всей силы ударил головой в живот Амвросия.
Полушубок и тюлений слой жира смягчили удар. Палач крякнул, поймал Андрея поперек тела и снова отшвырнул. Опять удар о стену спиной и затылком. На этот раз свет в глазах померк. Он сжался в комок, ожидая смертельного удара, но его не последовало. Вместо этого на него сверху навалилась воняющая прелой овчиной и луком туша. Подмяла, но не схватила за горло, не стала бить или душить.
Андрей поморгал и чуть не вскрикнул, увидев прямо перед собой огромное лицо с закаченными под лоб глазами. Открытый рот не сдерживал обметанный белым налетом язык в клейких нитях слюны.
— Ты живой там? — раздался над ухом девичий шепот.
— Вроде, — ответил он, чувствуя, как с рук сползают перерезанные путы.
— Тогда вылезай и беги давай.
— Куда я побегу? — спросил Андрей, вылезая из-под обмякшего тела. — Ты его этим что ли? — Он кивнул на топор в руках девушки, хотя и так все было ясно.
— Вот не знаю, но подальше отседова. А то или Амвросий сейчас очухается, или другие прибегут, и тогда тебе точно не жить.
— Да как же я… — Он едва смог пошевелить окончательно задубевшими пальцами.
— На вот тебе портянки, сапоги твои хитрые и плащ. Полушубок и рукавицы Зосим Саввич унес куда-то с остальными твоими вещами вместе. А снегоступы я тебе захватила, там, наверху, снегу немного, но, может, и пригодятся. Да одевайся же скорее, не хлопай глазами.
Под суровым взглядом девицы он с трудом намотал портянки на опухшие ноги. Морщась от боли, натянул унты.
— Ничего, расходишься, — подбодрила его девушка.
— А зачем ты это делаешь? — спросил он, с кряхтением натягивая второй унт.
— Что?
— Ну, меня спасаешь. Вон человека по голове отоварила, хорошо не убила. Они-то тебе родственники да знакомые, а я так, первый встречный.
— Гады они, а не родственники. Похоже, только прикидываются, что за красных да против Колчака, а на самом деле просто царское золото хотят заграбастать, как разбойники какие.
— Зачем им в этой глухомани золото? — удивился Андрей. — В подпол спрятать? Хотя… — Он сам понял нелепость своего вопроса. Золото нужно было человеку всегда, и чем больше, тем лучше. С ним можно было хоть что. Хоть земли скупить, хоть скотины, хоть домик в Китае. Они ж еще не знали, какие порядки установят тут большевики к году эдак двадцать восьмому. Военный коммунизм, продразверстка, границы на замке…
Он справился с сапогами, накинул на голову капюшон, обмотал вокруг плеч полы башлыка. Сунул руки в карманы галифе.
— М-да, видок. На вот, возьми, пригодится. — Она сунула ему под мышку обрез. — Да беги давай, не стой. Краем обрыва сейчас до стены дойдешь, там присмотрись повнимательней, распадок есть. По нему наверх вылезешь. Прямо пойдешь, на берег выйдешь, к железке. Там, может, встретишь кого, чего придумаешь, а тут тебе точно не жить. Все, беги давай.
Он шагнул в указанную сторону, потом остановился, повернулся к девице:
— А тебе-то ничего за это не будет?
— Переживу как-нибудь, — отмахнулась она.
— Спасибо, — пробормотал замерзшими губами. — А как тебя зовут-то?
— Катериной кличут, — ответила она, потупив взор. — Все, ступай, видишь, задергался. — Она кивнула на Амвросия, который кряхтел и ворочался на стылой земле, как медведь в берлоге.
— Спасибо, Катя, — пробормотал Андрей. Чмокнул ойкнувшую девушку в лоб и быстро зашагал куда было указано.

* * *

Андрей подтянулся на руках и перекатился за край естественной стены, укрывавшей негостеприимную долину.
Быстрый переход