Loading...
Загрузка...

Изменить размер шрифта - +
В центре ее стояли несколько приземистых, срубленных из толстых бревен домов с курящимися сизым дымком трубами. Пара сараев. Поленницы, какие-то тряпки и чугунки на плетнях. На столбах масляные фонари со специальными абажурами, чтоб свет не рассеивался по сторонам. Небольшая деревенька или, скорее, хутор. Для партизанского логова очень даже неплохо.
— Пришли что ль? — спросил Андрей.
— Ага, пойдем, я тебя к дяде отведу.
— А что ж раньше-то караулов не выставили? Только тут.
— Был там караульный, только внимательностью городские не отличаются, — усмехнулась девица.
— А…
Они свернули на протоптанную тропку, ведущую к самой большой избе. Снега тут почти не было, и вообще в котловине было значительно теплее, чем наверху. «Может, термальные воды или вулканы близко?» — подумалось Андрею. Хотя какие тут вулканы, сама по себе речка, если не замерзает, имеет вполне приличную теплоемкость, чтоб обогреть этот уютный закуток. По-любому классное место для курорта. Железка недалеко, природа обалденная, Байкал рядом. От иностранцев, желающих причаститься русских красот, отбоя не будет. Если журналиста пригласить с телевидения какого-нибудь, чтоб сюжет сняли. Вон как про долину гейзеров. Недешево, конечно, выйдет, но и выхлоп…
— Эй, ты чего задумался? — Девица дернула его за рукав полушубка.
— Да так, — вернулся он в мир, ставший на ближайшие часы для него реальностью, и с удивлением созерцая стоящих перед ним бородачей с охотничьими двустволками наперевес.
— Ну, подтверди им. — Девица снова дернула его за рукав.
— Что? — хлопнул ресницами Андрей.
— Что ты из Москвы, самим товарищем Лениным сюда посланный. Бумагу покажи.
— Да, покажи бумагу, — протолкнул слова сквозь густую растительность на лице один из них.
— Вот. — Андрей порылся в сумке и извлек мандат. Протянул бородачу.
Тот благоговейно принял из его рук бумагу, отстранил, приблизил к самому носу, шевеля губами.
Если он и умел читать, то по слогам, с трудом подгоняя один к другому, а может, просто делал вид.
— Ну что, прочитал? Увидел подпись самого товарища Ленина? — спросил Андрей, припомнив, чему его учили на курсах управления людьми.
— Да, прочитал, — ответил мужик, которому неудобно было признаться, что не осилил, и отвел винтовку. — Проходите.
Второй молча отступил в сторону. Миновав пост, они прошли по широкой расчищенной дороге к самой большой избе. Поднялись на крыльцо. Зашли в сени без стука. Девушка привычно зачерпнула ковшом из стоящей тут кадушки ледяной воды и отпила. Не оборачиваясь, протянула Андрею. Тот принял, но пить побрезговал, вспомнив крошки, застрявшие в бороде караульного. Он ведь тоже наверняка прикладывался.
Девица открыла дверь, отстранилась от клубов пара и дыма, вырвавшегося из теплой горницы в холодные сени. Нырнула внутрь. Андрей шагнул следом.
В комнате было жарко натоплено. Ощущался крепкий мужской дух и какой-то кошмарный запах, отдаленно напоминающий выхлоп «Беломора». Махра, догадался Андрей, заметив в руках и ртах сидящих за столом мужчин самокрутки.
Мужчин было человек десять. Они низко склонились над листом бумаги, расчерченным какой-то схемой. Не меняя положения тел, разом обернулись на скрип открываемой двери. Сцену можно было бы счесть комичной, гоголевской, если б не их лица. Истинно русские, бородатые, с суровыми складками над переносицей и тяжелыми, давящими взглядами из-под кустистых бровей. И фигуры под стать. Массивные, литые, плечистые, кряжистые. Руки и ноги не мускулистые, но толстенные, как бревна, привычные к тяжелой работе. И кулачищи пудовые, иначе не скажешь. Такими в фильмах про революцию изображали обычно кулацких предводителей. М-да…
Девица метнулась к одному, самому грозному на вид, чмокнула в щеку и что-то быстро зашептала на ухо.
Быстрый переход
Мы в Instagram