Loading...
Загрузка...

Изменить размер шрифта - +
Пущай, чтоб все было в порядке,
-- и, нажав клапан, неуверенно произнес:
     -- Але!
     --   Але,  але!   --  сразу  отозвалось  пространство,  кромешная  тьма
отозвалась   знакомым,   человеческим  голосом,  богоданный   родной  берег,
казавшийся  совершенно  уже  другим  светом, недостижимым,  как  мирозданье,
навечно  отделившимся  от  этого  грохочущего  мира,  говорил, голосом  Семы
Прахова.  В  другое  время  голос  его  казался занудным, бесцветным, но вот
приспело, сделался бесконечно родным.
     --  Але! Але! Але! -- заторопился Сема. -- Але! Москва! Ой, але,  река!
Але, Леша! Але, Шестаков!.. Вы -- живые! Живые!
     -- Начальника  штаба! Немедленно! --  клацая зубами,  подал голос майор
из-под шинели, торчащей шатром.
     -- Третьего! Сема,  третьего! -- уже  входя в  привычный, повелительный
тон  штабного  телефониста,  потребовал  Лешка,  оборвавши  разом  сбивчивые
бестолковые эти Семины "але!"
     -- Счас. Передаю трубку!..
     -- Третий у телефона! -- чрезмерно  звонким, как бы из оркестровой меди
отлитым, голосом откликнулся начальник штаба артполка капитан Понайотов.
     Лешка нашарил  в потемках майора, разогнул его холодно-каменные пальцы,
выпрастывая из них пистолет, вложил в руку телефонную трубку. Майор какое-то
время только дышал в трубку.
     --  Алло! Алексан Васильевич! Алло! Алексан Васильевич! Товарищ  майор!
--  дребезжала  мембрана голосом  Понайотова,  --  Товарищ  пятый!  Вы  меня
слышите? Вы меня слышите?
     --  Я слышу  вас, Понайотов! -- почти шепотом сказал  Зарубин и, видно,
израсходовал остаток сил на то, чтобы произнести эту фразу.
     Понайотов напряженно ждал.
     -- Понайотов...  наши-то  почти все  погибли,  --  заговорил,  наконец,
жалобно майор. -- Я ранен. Нас  четверо. -- Зубы Зарубина мелко постукивали,
он никак не  мог овладеть собой. -- Ах, Понайотов, Понайотов... Тот, кто это
переможет -- долго жить будет... -- Зарубин, уронив голову,  подышал себе на
грудь, родной берег тоже терпеливо ждал.
     -- Мы хотели бы вам  помочь, -- внятно,  но негромко и  виновато сказал
Понайотов.
     --  Вы и  поможете, -- пляшущими губами, уже твердеющим голосом  сказал
майор, -- вы для того там  и остались.  Пока  я уточню разведданные, добытые
ребятами, пока огляжусь, всем  полком,  если можно, и девяткой тоже -- огонь
по руслу речки  и  по  высоте  Сто. Вся перегруппировка  стронутых с  берега
немцев, выдвижение резервов проходит по руслу  речки, из-за высоты Сто и  по
оврагам, в нее выходящим. Огонь  и огонь  туда.  Как можно больше  огня.  Но
помните, в  оврагах, против заречного острова  есть  уже наши, не  бейте  по
своим, не бейте... Они и без того еле живы. Прямо против вас, против хутора,
значит, из последних сил держатся  за  берег перекинувшиеся сюда части. Пока
они  живы, пока  стоят  тут,  пусть ускорят переправу  главных  сил корпуса.
Быстрый переход
Мы в Instagram