Loading...
Изменить размер шрифта - +

    -  Ну! - поторопил его Ганнибал, видя, что Федор не может оторваться от чаши.

    Чайка действительно устал с дороги и проголодался, а оказавшись так удачно за столом, где было накрыто множество мясных блюд и закусок, даже на секунду забыл о своем задании.

    -  Иллур согласен поддержать нас совместным ударом с Филиппом Македонским, - поспешно произнес он, отставив чашу с вином, - а затем вторгнуться в римские земли с севера. Я передал ему медальон. Он сказал, что будет на побережье Эпира через несколько месяцев.

    Ганнибал откинулся на богато отделанную спинку кресла, сделав жест, которым разрешал Федору насладиться закусками. На его лице появилось довольное выражение полководца, который уже выиграл войну.

    -  Вот теперь я смогу захватить Тарент, не считаясь с потерями, - удовлетворено проговорил Ганнибал, - едва только македонцы и скифы ввяжутся в эту войну, как Рим перебросит часть легионов и флота на север. А большего мне и не надо. Если боги нас не оставят, то я выиграю войну даже без подкреплений сената. Поскольку Рим начнет беспокоиться и делать ошибки, даже не взирая на мой последний промах с Филиппом.

    Удивленный Чайка поднял глаза на главнокомандующего, не понимая о чем идет речь.

    -  Пока ты выполнял мою волю у скифов, - снисходительно пояснил Ганнибал, прочитав вопрос в глазах командира двадцатой хилиархии, - я отправил послов к Филиппу, чтобы заключить договор.

    -  Так он еще не был заключен, когда я отплыл? - удивлению Федора не было предела. Он-то, уплывая, уже находился в полной уверенности, что союз с македонцами это реальность.

    -  Нет, - усмехнулся Ганнибал, продолжая откровенничать, - когда ты отплыл, мои послы только отправились к Филиппу. Я знал его настроения, и этот союз был уже обсужден, но не заключен. Однако мы заключили его, пока ты занимался другим. А на обратной дороге моих послов перехватила римская эскадра и в сенате Рима узнали о нашем союзе с македонцами еще раньше, чем о нем узнал я. Однако это сыграло мне только на руку: еще ничего не произошло, а Рим уже забеспокоился. Он тотчас прислал пятьдесят кораблей для защиты Тарента, но зато снял сразу несколько легионов из-под Капуи и Неаполя, отправив их в северную Апулию и долину реки По. Союзники могут вздохнуть с облегчением, им пока ничего не угрожает. А мы сохранили и даже упрочили позиции, а также выиграли время.

    Теперь Ганнибал сам наклонился к столу и взял чашу с вином.

    -  Из северной Апулии эти легионы двинутся не на меня, а наверняка будут переброшены в Эпир, едва только македонцы вторгнуться в него. А стоит там же появиться скифам, с их быстрой конницей, как Рим будет вынужден перебросить и другие, направленные сейчас против меня силы на север. И чем больше римских солдат погибнет без моего участия, тем легче мне будет в дальнейшем осуществить то, что я задумал.

    Эти откровения вызвали у Федора двойственное чувство. С одной стороны, ему стали доверять, делая носителем секретов большой политики. А с другой - свидетели долго не живут.

    -  Все, что произошло и что будет происходить здесь, в римских землях, мне ясно, - закончил откровения Ганнибал. И, потягивая бархатистое красное вино, вновь задал вопрос. - Ты, Чайка, лучше расскажи мне, как прошло твое плавание.

    -  Довольно гладко, - сообщил тайный посол к скифам, - если не считать одного события.

    И он пересказал все, что произошло с ним за время путешествия, закончив основную часть истории ночным нападением предателей-охранников. Добавил и о том, что узнал уже здесь.

Быстрый переход