Loading...
Изменить размер шрифта - +
Добавил и о том, что узнал уже здесь.

    Выслушав это, Ганнибал отставил чашу с вином и нервно забарабанил пальцами по столу.

    -  Значит, кое-кто уже пронюхал об этом, - пробормотал он, не высказав, впрочем, никаких предположений по поводу источника опасности и тем самым оставив Федора в недоумении, - ну что же. Тем лучше. Отступать нам некуда. Придется переходить в наступление. Я собираюсь начать активную подготовку к штурму Тарента. Часть войск уже давно стоит под городом. А завтра несколько африканских хилиархий отправятся туда, и твоя в том числе. Пора побеспокоить наших римских друзей.

    -  Я слышал, что в Тарент должен был прибыть сам Марцелл, - осторожно заметил Федор, переводя разговор в нужное ему русло.

    -  Однако ты быстро узнаешь свежую информацию, - похвалил пуниец, не став отрицать. И добавил, усмехнувшись: - Твои разведчики не обманули тебя. Да, Марцелл прибыл в город. С теми пятью десятками квинкерем, которые Рим прислал для защиты Тарента. У меня их сейчас всего восемнадцать. И это лишний раз доказывает, как Рим боится нас. Имея вдвое больше солдат и кораблей, он уже почти год не переходит в наступление, ограничиваясь лишь трусливым наблюдением и вылазками.

    -  Насколько я знаю сенатора, Марцелл может предпринять попытку высадить десант в нашем порту, - продолжал Федор подбираться к нужной теме, - ударить нам в тыл первым.

    -  Да, это возможно, - кивнул пуниец, ничуть не смутившись, и просветил Федора насчет последних событий на фронтах: - Для того сенат Рима и прислал сюда самого Марцелла, поскольку кроме него у меня сейчас нет в Италии достойных противников. Консул Тиберий Семпроний Гракх стоит недалеко от Луцерии с двумя легионами рабов, наблюдая за мной. И не предпримет в ближайшее время ничего. Другой консул Луций Постум Альбин вместе с восемнадцатым и девятнадцатым легионами недавно попал в засаду в долине реки По, устроенную моими добрыми кельтами, и погиб, а его легионы истреблены. Ему на замену был вновь выбран медлительный Фабий Максим, чему я искренне рад, а Марцелл стал проконсулом. Так что он единственный, кого стоит немного опасаться. Но когда в дело вступит Филипп со своими македонцами и скифская конница, даже он будет не страшен.

    -  Но пока что его нападение в районе нашего единственного порта вполне вероятно, - продолжал гнуть свою линию Федор. - Если командующий позволит, я хотел сказать, что стоит укрепить оборону порта. Три дня назад, когда я оттуда уезжал, сил там было явно недостаточно, чтобы отразить серьезную атаку.

    -  Ты так беспокоишься об обороне этого порта, словно боишься, что Марцелл отберет у тебя обратно свою дочь, которую ты прячешь там от меня уже полгода, - усмехнулся Ганнибал.

    Федор, расслабленно откинувшийся на кресле, резко выпрямил спину. «Он все знает! - пронесся панический импульс в мозгу командира хилиархии, - все знает!» А главнокомандующий, насладившись моментом, спокойно добавил, легко прочитав его мысли.

    -  А ты предполагал, что сможешь скрыть от меня такое?

    Ганнибал в упор посмотрел на Чайку, который молчал в ожидании приговора. При этом взгляд пунийца отнюдь не выражал злорадства по поводу раскрытия заговора. Скорее он был веселым. Это немного смутило Чайку.

    -  А что это за мальчик находится с ней? - уточнил Ганнибал так, словно ничего особенного не произошло, - сын Памплония?

    -  Это мой сын, - признался Федор, решив пойти ва-банк: «Будь, что будет!»

    -  Ах вот оно, что! - ухмыльнулся Ганнибал и даже оставил в сторону тарелку с мясной закуской.

Быстрый переход