Loading...
Изменить размер шрифта - +

     - Сир, мне показалось, что не было необходимости информировать ваше величество об этом простом пустяке.
     - Пустяке?! Свадьба для вас пустяк?! Берегитесь, маркиз, чтобы вас не услышал господин Бессье. Ну, а эти почтенные дамы! Боже мой, с тех пор, как я вас знаю, не могу понять, из какой материи вы сшиты. Вы знаете, что ваше поведение - это почти дерзость!
     - Сир, мне очень жаль, но так получилось...
     - Замолчите! Ваша дерзость переходит границы.
     Я запрещаю вам говорить дерзости в присутствии этой дамы, вашей жены. Честное слово, вы просто солдафон. - И, обратившись к Анжелике, спросил:
     - Мадам, что вы думаете о вашем муже?
     - Я стараюсь привыкнуть к нему, сир, - ответила Анжелика, немного придя в себя во время их диалога.
     Король улыбнулся.
     - А вы разумная женщина и более того - вы прекрасны. Эти два качества не часто можно встретить в одной женщине. Ну, хорошо. Маркиз, я прощаю вас ради этого великолепного выбора, за эти глаза. Зеленые глаза... редкий цвет, который мы не часто можем видеть. Женщины, у которых зеленые глаза... - король запнулся, смотря в упор на мадам дю Плесси.
     Вдруг улыбка исчезла с его лица и все существо монарха застыло на миг. Лицо короля побледнело, по природе он был сангвиником, и это не ускользнуло от придворных. Буквально в несколько секунд он стал белее воротника жабо. Ни один мускул на его лице не двигался.
     Растерявшаяся Анжелика продолжала смотреть на монарха, как провинившийся ребенок смотрит на родителей перед взбучкой.
     - Откуда вы родом, мадам? - резко спросил король. - Не из Тулузы?
     - Нет, сир, моя жена родом из Пуату, - тут же ответил Филипп. - Ее отец барон де Сансе де Монтелу, земли которого простираются в окрестностях Ньера.
     - О, сир, как можно перепутать гасконца и жителя Пуату! - воскликнула Атенаис де Монтеспан своим кристальным голосом. - Вы, сир, такой знаток женщин и такая оплошность.
     Красавица Атенаис могла себе позволить такую дерзость, зная, что король был неравнодушен к ней.
     Бледность спала с лица Людовика, оно стало непроницаемым. Держа себя в руках, он улыбнулся Атенаис:
     - Да, это правда, жители Пуату обладают определенным шармом, - заметил он. - Но берегитесь, мадам, как бы вашему мужу не пришлось померяться силами со всеми, кто из Гаскони. Последние могли бы отомстить за оскорбление, нанесенное их женам.
     - Разве это оскорбление, сир? Я хотела сказать, что прелести этих двух роз почти одинаковы, но их нельзя спутать. Ваше величество простит мне скромное замечание.
     Улыбка ее голубых глаз сделала свое дело, Атенаис продолжала:
     - Я знаю мадам дю Плесси уже много лет. Мы вместе учились в пансионе, а наши семьи всегда были связаны друг с другом.
     Анжелика про себя подумала, что никогда не забудет того, что сделала для нее мадам де Монтеспан, которая фактически спасла свою подругу, вовремя поддержав разговор.
     Король повернулся к мадам дю Плесси.
     - Хорошо, - монарх величественно оперся на трость. - Версаль принимает вас, мадам. Добро пожаловать.
     Затем он добавил чуть тише:
     - Мы счастливы видеть вас снова.
     Анжелика поняла, что король узнал ее, решив забыть прошлое. В последний раз, казалось, пламя костра воспылало между ними. Обессиленная, в глубоком реверансе, она почувствовала, как водопад слез подступает к ее глазам.
Быстрый переход