Loading...
Изменить размер шрифта - +
- Бежим быстрей, красотка, - сказал он, - а не то нам на голову сейчас выльют содержимое ночного горшка из-за того, что мы мешаем спать этим проклятым буржуа.
     Как только он произнес эти слова, скрипнула ставня, и Анжелика чуть не оказалась под «душем». Опустив голову, она продолжала идти, ее ноги погружались в грязь, одежда промокла, но она не чувствовала холода.
     Легкий свист привлек ее внимание к сточной канаве. Внезапно выпрыгнув оттуда, появился Баркароль.
     - Извините меня, маркиза, за то, что я ушел украдкой, не попрощавшись. Я ходил за своим другом, Жанином - Деревянным задом, - сказал карлик, тяжело переводя дух.
     Сзади него появился другой силуэт. Это был не карлик, а человек с половиной туловища, он сидел в большой деревянной чаше, держа в узловатых руках две опоры из дерева, с помощью которых он продвигался по мостовой.
     Чудовище посмотрело на Анжелику испытывающим взглядом. У него было звериное лицо, покрытое гнойными прыщами, его редкие волосы были тщательно прилизаны на блестящем черепе. Его одежда состояла из единственного обрезанного голубого плаща с золотыми пуговицами, который, должно быть, когда-то принадлежал какому-нибудь офицеру.
     Пристально посмотрев на незнакомку, он откашлялся и плюнул на нее.
     Анжелика взглянула на него с удивлением, взяла горсть снега и вытерлась. Она не знала, что это было обычаем в воровском мире.
     - Хорошо, - сказал Жанин, довольный. - Она отдает себе отчет, с кем говорит? - спросил он у карлика.
     - Говорит? Это скорее манера говорить, - воскликнул карлик, разразившись своим улюлюкающим смехом. - У-у-у, какой я умный!
     - Дай мне мою шляпу, - сказал Жанин. Он надел шляпу, утыканную перьями, потом взял в руки деревянные колодки, и они тронулись в путь.
     - Что она хочет? - хрипло спросил он у карлика через некоторое время.
     - Она хочет, чтобы ей помогли убить какого-то монаха.
     - Это можно... В какой она банде?
     - Не знаю, - ответил Баркароль.
     По мере того, как они продвигались по улице, другие призрачные силуэты постепенно присоединялись к ним. Вначале слышались посвисты, доносившиеся из темных углов, подвалов, каналов и глубин дворов. Потом можно было видеть, как внезапно появлялись нищие с длинными бородами, старухи, представляющие собой бесформенную груду лохмотьев. Это были горбуны, хромые, слепые, бездомные бродяги. У каждого за плечами висели сумки. Анжелика с трудом понимала их язык, нашпигованный своеобразными словами.
     В одном из переулков их остановила группа усатых головорезов. Сначала Анжелика подумала, что это солдаты из охраны города, но по их разговору она быстро поняла, что это были замаскированные бандиты. От их пристальных волчьих взглядов Анжелику бросало в дрожь.
     - Ты что, боишься, красотка? - спросил один из бандитов, обнимая ее за талию.
     - Нет, - ответила Анжелика, отбросив эту наглую руку, но так как бандит настаивал на своем, она дала ему пощечину.
     Это было как гром среди ясного неба, и Анжелика подумала: «Что со мной будет?» Но она не боялась. Ненависть и возмущение, которые так давно копились в ее душе, вылились в дикое желание кусать и царапать.
     Отступив немного, она оглянулась и поняла, что они окружены. Ее недавний знакомый, Деревянный зад, быстро установил порядок за счет своего авторитета и бешеного крика. Человек-колода обладал загробным голосом, а когда он начинал говорить, то окружающих бросало в дрожь, и все замолкали.
Быстрый переход